Архив рубрики «ДРУГИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ»

Пара перед выбором

(Роды Ларисы и Алёши П., г. Москва)

Папа о родах

Что для меня было главное, когда я думал о предстоящих родах жены — безопасность. А ещё — чтобы ей больно не было.

Не удивился, а воспринял как норму советы врачей: кесарево — хорошо; и больно не будет, и не порвётся, как в первый раз. (От авторов: Кесарево сечение маме предлагали из-за шрамов на шейке матки, полученных в предыдущих роддомовских родах— см. рассказ «Я и два ряда кроватей».) Даже деньги заплатили, хотя не очень-то с нами вежливо и внимательно разговаривали — и там поток (врача ждали часа два), как в обычных роддомах. Единственное, что удалось выведать действительно дельного от женщины, которая принимала документы (в чём же отличие-то?!), так это то, что они не кричат на рожениц — хотите верьте, хотите — нет. Но мы тем не менее заплатили 800$ (через 2 недели из-за инфляции от них осталось 300$). За отдельную палату нужно было доплачивать «150 рублей в сутки. Вроде бы всё, решили — что ещё можно? — передовой роддом, один из лучших в Москве — на заграницу денег нет, да и с загранпаспортом — прописка, выписка, нет возможности получить и т. д.

Решено. А жена всё ходит и думает. Настал назначенный день плановой операции — не поехали,— жена уже поговорила с домашним акушером и тот её переубедил — великий это дар — способность убедить другого. У нашего доктора хватило слов и сил убедить нас в том, что роддом, да зачастую и вообще медицина — это услуга, которая воспринимается ныне большинством как необходимость.

Хочется процитировать пророчество: «Наука станет религией, искусство — наукой, а религия превратится в искусство». Слава Богу — всё у нас получилось. Однако меры предосторожности мы тоже предприняли — до реанимации от дома на автомобиле — 10 минут. Автомобиль стоял у подъезда.

Мы родили нашу дочь дома. Сравните эту фразу с такой: жена родила нашу дочь в роддоме.

Когда сын пришёл домой из школы, у него уже была сестра. Он стоял, недоумевая, и рот у него был открыт. А она спала.

ИСЦЕЛЯЮЩИЕ ПРИКОСНОВЕНИЯ

Во многих западных культурах массаж окутан покрывалом тайны. Вы можете представлять себе это как ритуальную форму прикосновений, практикуемых только теми, кто получил доступ к специальным знаниям. Массаж, получаемый от профессионального массажиста — это лечение. Практика отточила его мастерство. Но для массажа профессиональная подготовка не обязательна. Самые незамысловатые и простые прикосновения могут оказаться так же хороши, как и специальная техника. Почему бы не насладиться этим удовольствием и пользой дома?

Множество книг и курсов помогут Вам сориентироваться, но искусство прикосновения может быть изучено только Вашими руками на практике. Хорошо массировать себя самим. Если Вы занимаетесь какими-либо постнатальными упражнениями, то растирайте и разминайте свои больные или напряжённые места по ходу выполнения упражнений. Массаж — это прекрасное дополнение к любому распорядку дня. Вы можете массировать своего младенца и других детей, мужа и подруг. Они будут говорить Вам, что им это нравится и что массаж даёт им здоровье. Прикосновение даёт радость, расслабление и здоровье телу и душе.

Прикосновение — это общение, бессловесный способ сказать: «Я люблю тебя, потому что ты есть». Дарите Вашему малышу этот дар каждый раз, когда Вы берёте на руки его или её. Каждое прикосновение — это маленькое исцеление, микромассаж. Младенцы «нуждаются в успокоительном при —

Сутствии матери: её тепле, прикосновении, голосе, запахе, ощущении касания её кожи*.

Теперь мы знаем важность ответа на младенческий крик, который в основном означает, что малыш должен сообщить: «Я мокрый», или «Я голоден», ‘ или, возможно, чаще всего: «Я одинок, возьми меня». «Укачивание ребёнка стали недооценивать во второй половине этого столетия: педиатры, занятые бактериями и калориями, мало думали о вестибулярной функции, которая регулирует баланс и моторную координацию и которой необходима стимуляция — в нашем случае укачивание — для развития» **.

Ребёнок, выросший в семье, где объятия и ласки были не очень или даже вовсе не приняты, став взрослым, будет испытывать неудобство (дискомфорт), прикасаясь к другим или когда прикасаются к нему. Если ребёнок кричит и не получает ответа, то он учится не отвечать на любовь. Сразу после рождения маленький человечек знакомится с окружающим его миром, так как в этом возрасте осязание и вкус — основные инструменты познания мира. Сейчас душа, пришедшая к Вам, воспринимает любовь через прикосновения и ласки. Любовь — это его врождённое право.

Для взрослого человека всю его жизнь телесный контакт (прикосновения) остаются прекрасным естественным способом выразить любовь. Получать или отдавать любовь через, прикосновение может научиться даже тот, кто был лишён этого в детстве.

Принимая ласку другого, мы этим самым дарим ему свою любовь. Не стесняйтесь просить массаж и прикосновения у любимого человека или предлагать ему это. Нормально, если Вы вначале чувствуете неловкость в отношении прикосновений. В конце концов Вы прорвётесь сквозь эти ощущения и будете наслаждаться близостью.

В последние годы была проделана большая работа, показывающая важность осязательных контактов для человека. Исследователи на поприще близости возродили нашу уверенность, что эти отношения полезны и приятны.

Эшли Монтаги в своей книге о прикосновениях * детально описал нашу потребность в цельном человеческом контакте. Он пишет: «Очевидно, что осязательная стимуляция в младенчестве является чрезвычайно важным феноменом, в результате которого обеспечивается здоровое развитие человеческой личности. Новорождённого следует при любой возможности держать на руках матери и позволять ребёнку оставаться с ней настолько долго, насколько мать этого желает». Младенцы и взрослые становятся здоровыми и счастливыми, когда прикасаются они и прикасаются к ним.

Трилогия о домашних родах

(Роды Лены В., Москва)

Предупреждение: закончив этот рассказ, я поняла, что он рассчитан на вполне определённый круг читателей — а именно, занимавшихся на курсах подготовки к родам — и потому некоторые вещи предполагаются общеизвестными, а некоторые, может быть, не столь шокирующими.

ЧАСТЬ 1 «Ты помнишь, как всё начиналось…»

Первое зерно информации было заронено задолго до свадьбы: «есть некая знакомая, которая родила уже троих детей, причём одна, дома, в воду, в ванне». Почвой, на которую оно упало, была застарелая и небеспричинная нелюбовь к врачам и отечественной медицине. Плюс мамин рассказ о том, как она пробыла в роддоме три недели вместо трех дней. Плюс такой же рассказ свекрови. Так что, забеременев, я немедленно выпросила заветный телефон курса, «где учат рожать в любой обстановке». Занимались на другом конце Москвы. Обстановка занятий — лёжа или сидя, или кто как может на ковре, а не сидя на стульях, разминка, показ видеофильмов о родах в конце каждого занятия.

Соблазнение мужа. Стандартная реакция «ну, всё это ваши дела…» изменилась вплоть до активного участия в процессе (он принял двух наших детей из трёх сам, а третьего вместе с акушеркой) благодаря случайности. Л* (муж), зайдя за мной к концу занятия, застал замечательный видеофильм о том, как рожают в Бразилии —сидя на корточках, очень легко и много, и убедился, что это естественный «нормальный» процесс, а не что-то запредельное… Так что на второе занятие удалось его завлечь, а там пошло-поехало… При том, что он панически боится крови, белых халатов и т. п.

Как мы решились? Это заняло довольно много времени, около 4 месяцев. По медицинским показаниям я попадала в середину «шкалы риска»: 7 баллов из 15 возможных: 1 за возраст (31), по 2 за грехи по женской линии, 2 за сердце

(врождённый пролапс). Так что гинекологини очень хотели госпитализировать меня досрочно, а возможно, и «кесарить». Наши намерения изменились от «мы позанимаемся, чтобы рожать было легче и понимая, что с тобой происходит», но рожать обязательно в роддоме, лучше по блату, до «начнём дома, дальше, если по нашим ощущениям всё пойдёт нормально, то дома и останемся». Окончательно мы решились недели за две до родов. Сильно помог пример девочек в группе, родивших одними из первых—дома, в воду, и всё o’key. «Вот ведь, могут же люди; такие же как мы, сидели рядом на занятиях, а поди же ты!..» — проблема перестала быть абстрактной. По замечанию акушерки, «похожие роды случаются парами», и окончательно вдохновила нас другая половина нашей пары — ребята с очень близким сроком родили на 3 дня раньше нас, дома, удачно. Причём когда они рожали, я это почувствовала — меня сильно крутило, были «ложные схватки». Решение рожать дома держалось в тайне ото всех, в том числе от нервных родителей и женской консультации. Обстоятельства складывались так, что для родов было 4 удобных дня, потом акушерка уезжала на семинар, а ещё позже приехали бы сдачи родители «пасти» меня (я «темнила» со сроками). Дети выбирают наилучшим образом — в третий из этих дней малыш и родился. Потом я подсчитала, что на роды трёх детей мы затратили 16 часов — 8+2+6. О них и рассказ.

Полезные советы

1. Не ленитесь с зарядкой для беременных! Это вовсе не то шевеление кончиками пальцев, что рекомендуют в консультациях, а то, чему вас научат на занятиях.

2. Всё, что можно сделать заранее, нужно сделать заранее — ибо потом будет некогда.

Аптечка для домашних родов, сумка, если придётся ехать в роддом, всё для ребёнка, холодильник, забитый едой. Всё было под рукой. Была договорённость с соседом с машиной на любое время дня и ночи — на случай, если ехать за акушеркой или в роддом. На всякий случай была договорённость с «запасной» машиной (для справки: «перевозка рожениц» ехала к нам 3 часа!).

3. Проверьте сантехнику!!! Так как был (не у нас) случай, когда во время родов сорвало кран в раковине.

4. Перевернуться головой к выходу малыша можно уговорить! Сначала у нас он лежал правильно, потом, обидевшись на посещение рок-концерта, повернулся попой. Активные уговоры и зарядки помогли — как раз к годовщине свадьбы он сделал нам подарок — развернулся правильно.

5. Вниманию всех! Варикозные вены успешно лечат пиявками, и это практически единственное, что помогает (но не ранее 7-го месяца беременности и вплоть до родов). Но — ищите специалистов, работающих с беременными.

Момент истины. Ждёшь, ждёшь и всё никак… стоит отвлечься и собраться в театр, гости, за город или куда-нибудь ещё — наверняка это развлечение будет прервано. Первый признак приближения родов для меня был совершенно необоримый сон, сваливший меня в середине дня. Затем начались лёгкие, не слишком

Т. к. она опоздала. Они тут же прискакали. Увидели, что все (пока ещё) живы, измерили у меня температуру и давление — в норме, помяли живот, но внутри смотреть не стали и справку на ребёнка не дали. Поахали, что пуповина не перерезана (и не только поэтому), и срочно вызвали перевозку. Мы не протестовали, т. к. надеялись получить с них (от «скорой») справку о рождении ребёнка. Итог: нам никаких справок не дали, наоборот, взяли с нас всевозможные подписки в том, что предупреждены, всю ответственность берём на себя и т. п. Перерезали пуповину (Л.-й мужской рукой; она очень прочная) примерно через 12 часов после родов. Не помню точно — когда-то до этого С. начала делать малышу бэби-йогу, но «не пошло», и чей-то приезд это прервал. Осмотр плаценты: дырка с пятак величиной. Меры: если не хотим неприятностей, мне надо 3 суток поголодать. Около 16 часов приходили из детской поликлиники, нагнали нервозности: «ах, ох, пониженный тонус (по сравнению с зажатыми в кулак роддомовскими детьми), куча латыни типа «перинатальная энцефалопатия». Я: «Переведите». В общем, попортили нервы. С. посоветовала своего педиатра-неонатолога (Т.). На следующий день она (Т.) приезжала, успокоила нас одним своим видом, всё посмотрела, сказала нам, что и как, на что обратить внимание. P. S.: От пониженного тонуса очень помог массаж, а остальное, к счастью, не подтвердилось.

Вес: примерно 4 кг, рост 55 см, окружность головы 36,5 см. Вечером в день родов Л. пожаловался, что «горит»; температура у нас с ним оказалась одинакова до десятых — 37,3° С (муж и жена — одна сатана). Трёхдневное голодание (не насухую!) — без проблем, только на второй день руки сами таскали со стола что-то в рот, приходилось по ним хлопать. На 3-й день — приход молока, повысилась температура до 37° С. Я никак не могла пристроиться кормить малыша: стоя — тяжело держать, лёжа — неумела, стала садиться и (спорно! )доразодрала свой маленький разрыв до (большого?) примерно 2 см. На 4-й день заехала С. на патронаж. Я на радостях (гости! И можно есть!) переела, стало хуже. В результате на 5-й день для меня пост, и единственное, что было приготовлено и съедено (как лекарство) — плацента. Надо сказать, что это помогло. Недаром в роддомах их собирают, везут самолётом во Францию, где из них делают лекарство, которое опять же женщинам и предлагают, но уже за большие деньги. Так что это не людоедство, а хорошее лекарство (по виду и способу приготовления — суть обычная печёнка, только более губчатая). Остатки плаценты закопали в красивом месте несколько дней спустя. Относительно разрыва: С., посмотрев меня внизу (в отличие от знатоков из жк, бегавших каждый день измерять давление), велела обрабатывать настойкой прополиса каждые 2 часа. Благо, работал Я совсем рядом — так и бегал мазать нас обоих. На 5-й день делали с Малышом (М.) гимнастику, купали (ныряние «не пошло», к нему вернулись позже). На 11-й день — первая прогулка. На 12-й — ура! — включили горячую воду, но зато сломали лифт (7-й этаж!).

Резюме. Острых ощущений было часа 2, и это не боль. Ощущения сильные, но другие. Наиболее острый момент — около 10 минут (когда малыш подлезал под лобковую кость) до того, как забрались в ванну.

Главное для меня в домашних родах:

1. Это здорово, замечательно.

2. Это лучше (гораздо) для ребёнка.

3. Резко обостряется чувство ответственности — действительно всё берёшь на себя. В частности, т. к. с малышом вместе с нуля, всё с ним делали мы с Л., а бабушки, как часто бывает, они вообще через день вернулись на дачу допе-реживать.

P. S. Момент родов моя мама чувствовала — именно в эту ночь сильно переживала за меня, а часа в 2 ночи успокоилась и заснула (М. родился в 1 ч. 56 мин.)

Бумаги : Справку на ребёнка ни жк, ни «скорая», ни детская поликлиника не дали (1994 год). Но! В ЗАГСе было достаточно заявления двух свидетелей 1) муж, 2) сосед, привозивший акушерку. Л. спросил, как часто такие к ним приходят. Ответ: в среднем по району 1 раз в два дня.

4. По Л. мнению, критерием может быть ответ на вопрос: «Ну как, будешь ещё рожать?», заданный сразу после родов. Я ответила: «Хоть завтра». Но это уже другая история.

Итак:

ЧАСТЬ 2 «Призовая игра» «Тихое счастье второй беременности»

Грудное вскармливание честно предохраняло от беременности вплоть до предупредительной менструации (М. тогда было 10 мес.), отсчитав дней 25 от начала, я считала себя в безопасности. Тест по «ХГ», однако ж, всё-таки сдала. Получив отрицательный ответ, мы успокоились ещё месяца на 4, покаЯ не заметил, что что-то я толстею… узнав истину, постановили «считать данное время отдыхом», а также по возможности приучать М. к самостоятельности. Решили также, что настроиться на нужный лад и освежить знания необходимо. А то в 1-й раз всё делали на подсознании и не так. И записались аж в 2 группы. Сравнивая лекции трёх акушеров — С., Т. и Я, можно сказать, что они отличались манерой и стилем изложения, а фактическое содержание совпадало. Разница была только в отношении к обвитию пуповиной — от «неопасно» до «срочно спасать» — вероятно, был разный личный опыт (потом у нас появился свой). Итак: мы занимались вечерами по средам и субботам; М. я таскала на руках почти сколько он хотел — увеличение веса происходило постепенно; в жк я появилась, но понимала, что они мне не нужны (и какое же это счастье). Грудью кормила до 1 года 2 месяцев, под конец стало неприятно. Варикоз мне вылечила пиявками Я.— спасибо ей огромное.

Родителям честно сказали, что хотели бы рожать дома, но будем готовы ко всему. Дальше: я перехаживаю! Малыш начинает бодаться головой регулярно по средам и субботам после занятий примерно в 11 вечера и к часу ночи перестаёт. Хоть мы и уже опытные, а ванну наливали раз 5 и акушерке звонили не менее

3-х раз. И всё «рассасывалось». Простимулировать процесс разными способами не удавалось, хотя хотелось — иногда были удобные дни, когда родители уезжали на дачу.

О том, как дети выбирают время родов.

1. Почему я перехаживала? Предположительно, Д. должен был родиться 15 января, а 25-го мы отмечали 10-летие нашего окончания факультета, и очень хотелось сходить — мы с Л. однокурсники. В результате Д. уговорила — сходила — а ему понравилось, вылезать не хочет. Однокурсники смеялись — мы с мужем в анкете по-разному заполнили графу «число детей». Я —1,5, Л.— «почти 2».

2. Дня за 2 до родов в ванной отвалилась со страшным шумом кафельная плитка — как раз ряда два над самой ванной.

3. Накануне сосед-водитель (тот же самый), честно отдежурив 2 недели, предупредил «о сходе с боевого поста». Я подумала, что, по закону бутерброда, в эту ночь всё и случится и обязательно надо найти замену. Спасибо «запасному» из «первой команды» — выручил.

Хроника дня:

Часов в 6 утра начались заметные схватки, причём пошли сразу через 10 минут и с потугами. Я доспала, сколько могла, затем сделала клизму, сварила гречневую кашу для старшего на утро, разбудила Я «это может быть всё-таки сегодня, мой ванну». Позвонили С.: «Это опять мы, на сей раз вроде бы действительно рожаем, особо не торопись, но подъезжай», послали за ней машину. Я ещё покормилаМ (он ел сам), опираясь локтями на стол и наклоняясь вперёд на схватках.

Д. летел как ракета. Когда часов в 8 я зашла в комнату к родителям с просьбой взять на себя М. и сходить на детскую кухню за молоком, то сказать об этом спокойно я ещё смогла, а дальше те же 15 м по коридорам пришлось очень поторопиться. Только добежала до ванной — отошли воды (8.05),в следующий перерыв залезла в воду — какое блаженство! Устроилась на корточках поперёк ванной, сильно раздвинув ноги и наклоняясь вперёд. Одно из самых приятных ощущений в жизни — когда Л. выливал раствор морской соли в ванну, и я попросила лить эту холодную воду на спину. А ванну хотелось всё время сделать погорячее. Понимаю, почему в старину рожали в жарко натопленных банях. В этот раз совершенно другое отношение к мужу. Он порывался мне помочь, помять спину, например. Я же рычала: «Не трогай». «Ом» практически не пели. Я немного сдерживалась, памятуя о присутствии за стеной родителей. Погудели (помычали?) несколько раз, на потугах. Короче, когда я попыталась рукой внизу пощупать, какое раскрытие, то встретила мягонькую волосатую головку в щели у самого выхода. В следующем промежутке дала Л. погладить головку. Чем горжусь — совсем не порвалась — совершенно сознательно придерживала промежность рукой и старалась чуть притормозить (продышать «собачкой») потуги. Так что головка родилась приблизительно через одну потугу от той, когда уже могла бы. Я посмотрела на головёнку под водой. Было страшновато «как же он там, под водой! Надо же что-то делать». На следующей потуге родился до половины

(застрял в талии). Л. пытался пощупать шею — обвита пуповиной или нет, но не смог — всё в складках. Следующая потуга — вылетел (выплыл) весь, как пробка. Несколько секунд под водой. Видим: вокруг шеи пуповина. Я скорей вытащила из воды, давай разматывать. Был 1 оборот. (Неправильно! Лучше было бы размотать под водой, но быстро, и потом вытащить.) Цвет — красный, сопит. Я отсосал слизь, взяли на руки, смотрим. Время 8:20. Ототхождения вод прошло 17 минут! Комментируем: в роддоме точно бы на пол родила. Позвали маму: «Хочешь посмотреть внука?» Она с опаской заглянула, успокоилась, выскочила. Кстати: в этот раз не успели притушить свет в ванной, и малыш потом долго жмурился. Уже по традиции: С. приехала через полчаса; спустя несколько минут родилась плацента. Правда, в этот раз я сознательно попробовала подтужиться: «подождите вылезать, я сейчас…», я ещё попросила положить плаценту в красивую вазу. Перебрались на диван в комнату, отдыхаем. Звонок из детской поликлиники: «Будем ли мы М. делать прививки». Переглянулись с мужем, о родах промолчали. С ж/к я после получения от них обменной карты и декретного не общалась, скрывалась. Примерно через час пришёл М., показали братишку. Лежим, блаженствуем: насколько легче в воде, насколько спокойнее без бегания вокруг белых халатов. Врачам про Д. сказали только день на (?) 20-й. Времена изменились (1996 год), реакция типа «А, ну хорошо, зайдём…» У малыша был изрядный диатез (?) — красные пятна на коже (не надо было мне накануне есть торт и апельсины) и опухшая от усердия мошонка. Моё самочувствие раз в пять лучше, чем после первых родов. Плацента, как всегда, с подозрением на потерявшиеся кусочки. Как всегда, голодаю. Опять-таки на 4-й день не очень хорошо, опять-таки «ритуальное блюдо» помогает.

О вторых родах:

Это даётся далеко «не бесплатно», но гораздо легче. И вода очень помогает. На 2-й день чувствую себя как на пятый в прошлый раз.

P. S. Довольно рано начали гулять — чуть ли не на пятый день. Когда я их обоих (старшему год и семь) собрала и вывела гулять — почувствовала себя свободной и независимой. После родов Л. сходил вместо меня на занятие «школы мам» — как раз на лекцию о динамической гимнастике.

— Родили?

— Родили.

— Дома?

— Дома.

— В воду?

— В воду.

— Сами?

— Сами.

Л. говорит, что, если бы дело было в Америке, аудитория разразилась бы одобрительным свистом. А ещё через неделю на занятие пришли уже мы с Л вдвоём.

ЧАСТЬ 3 «Ровента-3, радость в Вашем доме»

Наше обращение в Центр репродукции и планирования семьи с просьбой: «Спланируйте нашу семью…» — успеха не имело (препарат «Депо провера», допустимый для кормящих мам, нас не защитил).

Опять же было решено отдыхать до родов. Я развлекалась на занятиях живописью с беременными и на психологическом тренинге детско-родительских отношений «Дети и родители». Несколько раз заходили к С. на лекцию — освежить в памяти и настроиться на роды. К этому моменту мы переехали к Л. папе. Его отношение к домашним родам смягчилось от «я им этого не разрешу» до «делайте, как хотите, но меня во всё это не втягивайте». В ж/к в очередной раз сменилась врач, и мы с ней сразу начали разговор с моего отказа от госпитализации и т. п. Но вообще времена изменились к лучшему: (98 год) у неё на участке уже случались домашние роды. В общем, она вела себя довольно спокойно. Случались смешные оговорки: «Не хотите ли заранее лечь в роддом, а то Новый Год — ах, да, вы же дома…» К зарядке в этот раз я относилась халтурно и предупреждаю всех: зарядку делать стоит обязательно и не ленясь! В этот раз я «почувствовала разницу» и была за это наказана. О сроках деду сказали точно (приблизительно 3 января), правда, предупредив, что Л лез недели три. Дед уехал на все новогодние праздники на дачу, решив, к счастью для нас, самоустраниться.

Самые классические и самые роддомовские роды из всех домашних.

Малышка (ждали девочку) начала рождаться в 6 вечера 3 января. Схватки примерно через 14 минут, нелёгкие. Позвонил и С.— она работала неподалёку — посмеявшись, решили, что она хоть в этот раз приедет заранее, а если «рассосётся» — ну и ладно. Схватки шли лёгонькие, но регулярные, и уже минут через 10 С. приехала, посмотрела, сказала, что раскрытие уже 4 см, я успокоилась — началось и успеем родить за праздники. Дома Л. моет ванну, мы ведём светскую беседу с вынужденными паузами, дети радуются гостье. Занятное переживание — как уложить двух разгулявшихся мальчишек спать (с тихим пением колыбельной, сказками и т. п.) во время схваток… ура! Наконец в десятом часу заснули. Можно вплотную заняться родами. Сделала клизму, Л. ещё раз вымыл ванну, притушили свет. С. посоветовала лезть в воду. Время примерно 22 часа, раскрытие приблизительно 8 см, схватки частые и сильные, хотя вода и облегчает. Воды отошли в воду (они чуть более мутные). Никак не могу найти удобную позу — С. даже попеняла, что я заранее не примерилась к ванной. Я жалуюсь: «мало места»,— имея в виду и в ванной, и внутри меня. Сказывается отсутствие зарядки — по моим ощущениям, выход не растягивается. В какой-то момент я отвернулась от С. и Я лицом к стене — «но эта поза совершенно исключает какое-либо наше участие». Я слишком жалею себя: не стараюсь усиливать схватку, а «спускаю на тормозах», дыша «собачкой» — помня о том, что мальчишек надо было скорее сдерживать, чем подгонять. Ощущение бессилия: как только голос уходит вверх, в визг, а не вниз, в низкие ноты, в «ом-м-м», пользы от этого никакой. Я использую Л. руки для поддержки; отдыхаю на нём в паузах, хотя один раз хотелось его укусить. С. советует начать подтуживаться, показывает голосом силу и длительность потуги. Я стараюсь это делать со странным шипением («кх-х-х»). М. родилась в 00:03, за несколько потуг. С. придерживала промежность, чтобы я не порвалась. Сначала родилась головка до лба, потом носик (я спросила: «Хоть что-нибудь ещё родилось?» — «Носик»). Потом вся голова, потом туловище до пуза (М. застряла, как Винни-Пух). Потом всё остальное. С. отсосала слизь. «Девочка!» — я знала. Пуповина ещё пульсировала, была тёплая (я её пощупала). Я прилегла в ванну (изрядно окрашенную) передохнуть. Мысль, пришедшая в голову незадолго до появления М.— «я больше рожать не буду». То ли пуповина была чуть короче, то ли я никак не могла сосредоточиться — но я постоянно порывалсь случайно дёрнуть М. за пуповину, С. еле успевала мои резкие движения смягчать. Плаценту родила стоя, на мой взгляд, быстрее, чем раньше. С. еле успела опустить ребёнка пониже — я не могла сообразить зачем — чтобы плацента, плюхаясь в воду, не дёрнула за пуповину. Приложили к груди. Дальше как всегда — облили холодной водой, перебрались в комнату, устраиваемся спать. М. запищала. Когда я её (около 1 часа ночи) стала прикладывать к груди, проснулся Д.— теперь средний — учуял запах молока, собственник. Полез на кровать рассматривать сестрёнку: «ручки, носик» и т. п. вообще, как он её встретил через 1 час, так и до сих пор относится к ней очень нежно. Меня обработали (стандартный набор), сделали массаж матки. Вообще она в этот раз сокращалась обратно достаточно болезненно — как мини-схватки. Я практически не порвалась — наружная трещинка менее 0,5 см, зажила на следующий день.

Утром около 9 вернулся дед. Все спали, я его встретила: «Поздравляем с внучкой». Потом он уехал на работу. С. не торопясь сделала М. бэби-йогу. Позвонили всем родителям, педиатру — той, что смотрела старшего — «приезжай, когда сможешь». М.— вес примерно 4 кг, по ощущениям, самая большая из всех. Так и оказалось — рост 56 см. С.: «И где они там внутри помещаются». Плацента, как всегда, «подозрительная». И кроме того, самая удивительная из всех — одна часть совсем отделена. Такое ощущение, что могли быть близнецы, но «передумали». Голодаю 3 дня — трудно, т. к. кормёжка старших детей на мне. Л. свалился с болями в животе, и вообще наутро чувствует себя хуже меня. Похоже, совершился «поддел» — когда, по старинному обычаю, мужа наряжали в женское платье и оставляли страдать в кровати вместо жены, чтобы напугать злых духов.

Попытка сравнения: 3-й роды были посередине между 1-ми и 2-ми. По характеру очень похожи на первые — и по времени, и по тому, как проходили. И дети эти тоже похожи. Вообще, какие роды, такие и дети — Д. самый шустрый. Как лучше — с акушеркой или без? Не знаю, есть и плюсы, и минусы. С акушеркой меньше ответственности, может быть, я больше жалела себя, может быть, меньше сосредоточенность. С другой стороны, изначально мне хотелось, чтобы в этот раз кто-нибудь был. С. здорово мне помогла. Я ей потом говорила, что без неё не родила бы — не привыкла тужиться, мальчишки летели сами. С.: «Ещё как родила бы…» вообще, за эти роды мне стыдно — в частности, за мой визг, когда я ленилась направить голос (и энергию) вниз, в нужное русло.

P. S. На следующие сутки М. неудержимо разревелась именно в полночь (время родов) — может, вспомнилось что?..

P. P. S. Процедура регистрации в ЗАГСе (1998 год) упростилась до заполнения мужем стандартного (!) бланка и заняла 10 минут вместо 2 часов, как раньше. Правда, есть и разница: в каких-то районах требуют справку из детской поликлиники, в каких-то — нет.

Не могу удержаться от ещё одного сравнения: по своим фазам роды очень похожи на половой акт: нерегулярное начало, постепенное нарастание, изменение характера процесса и, наконец, мощный финал. И, как в акте любви, тут нужны только двое любящих друг друга людей.

P. P. P. S. Есть интересный обычай «размывания рук» после родов, когда все участвовавшие в этом (всё-таки не бескровном) деле просят друг у друга прощения.

Общие пожелания: к родам готовиться можно и нужно заранее, и духовные акушеры делают это хорошо, где бы вам ни пришлось рожать. И — желаю удачи всем родителям и детям.

ПРОЦЕДУРЫ, ПРОИЗВОДИМЫЕ ПРИ КЛИНИЧЕСКИХ РОДАХ

Бритьё лобка, промежности и подмышек

Бритьё лобка и промежности роженицы в России остаётся обязательной процедурой. Причины для этого две: тра —

Диция и инструкции для медперсонала (манипуляция № 3). Когда-то это стали делать, добиваясь стерильности. Сейчас понятно, что эти волосы никому не мешают. Околовагинальное пространство достаточно хорошо стерилизуется

И так. Наоборот, бритьё увеличивает опасность инфекции из-за царапин и неизбежных микропорезов. А сейчас, в эпоху СПИДа, эта процедура вообще стала смертельно опасной. Ведь проконтролировать одноразовость применения бритвенного станка практически невозможно. Кроме того, эта процедура довольно длительна для самой мамы, вызывает у многих стыд и излишнюю нервозность. А потом, когда жёсткая щетина начинает отрастать, зуд и раздражение кожи причиняют определённые неудобства для кормящей матери. Как показывает опыт клиник, где отказались от этого бритья, даже при зашивании разреза после эпизиотомии мешающий волосок легко выстригается ножницами. Хорошему акушеру наличие или отсутствие лобковых волос совершенно не мешает, не говоря уже о волосах подмышек. Зачем всех подряд подозревать в неопрятности?

Клизма

Нет необходимости делать эту, достаточно болезненную во время схваток, процедуру всем роженицам подряд. На западе обязательное применение клизмы давно уже отменено. Клизма действительно необходима только тогда, когда в прямой кишке находятся плотные каловые массы, которые мешают прохождению плода по родовому каналу, что легко определяется при влагалищном исследовании.

Капельницы

Очень часто роженице, попавшей в российский роддом, ставят капельницу. Есть и пить запрещается из-за возможной рвоты при общей и спинальной

Анестезии, которая может понадобиться во время и после родов, и небольших, но лишних хлопот для персонала. Потребность же в воде и питательных веществах велика, поэтому их вводят внутривенно. К тому же капельница удобна для медперсонала. Она позволяет быстро ввести те препараты, которые медики сочтут нужным. При этом роженицу зачастую не информируют о том, что ей инъецируют. На Западе подобная практика давно запрещена. Там врач всегда извещает пациента о том, какие лекарства собирается ввести, зачем и почему, отвечает на все возникающие вопросы и по требованию пациента приводит всю необходимую информацию. Правда, большинству западных пациентов небезразлично, чем врач наполняет их организм.

Кроме того, даже современные эластичные пластиковые иглы, которые двигаются вместе с венами, всё же причиняют неудобства. В российских же роддомах до сих пор используют неподвижные металлические иглы, и Вы ощущаете любое движение. Любая капельница уменьшает свободу движения для роженицы. Женщина пассивно лежит на спине или на боку долгие часы, дожидаясь кесарева сечения, вместо того чтобы встать на четвереньки или сесть на корточки и энергично помочь своему ребёнку родиться на свет «Р.

Те препараты, которые рутинно вливаются через капельницу в кровь матери и младенца, зачастую направляют родовой процесс в такое русло, когда потребность в щипцах или кесаревом сечении, требующих в свою очередь анестезии и новых инъекций, может

Стать жизненно необходимой. Чтобы разорвать этот порочный круг, лучше совсем в него не входить. Если Вы сразу отказываетесь от капельницы, то, таким образом, создаёте серьёзную предпосылку к естественным родам без осложнений.

Даже если Вы убедили врача, и он согласился не вводить медицинские препараты, то он всё-таки скажет, что капельница необходима, чтобы восполнять в организме жидкость и дать необходимые питательные вещества. Невозможно спорить с тем, что вода и пища необходимы в родах, но ведь их можно получать естественным путём!

Еда во время родов

К сожалению, в большинстве российских роддомов не разрешается приносить с собой еду и питьё. В тех же редких роддомах, где это возможно, помните о следующем: даже при родах в роддоме, где существует риск анестезии, есть и пить не только можно, но и нужно. Просто надо более строго соблюдать следующие правила. Любых жиров, белков, особенно животного происхождения, из-за их тяжести следует избегать. Под рукой должны быть такие продукты, как сухари, яблочное пюре, натуральные фруктовые желе, осветлённые соки без добавки сахара, сахарозаменителей, консервантов и тому подобного, овощной бульон. Эту легко усваиваемую пищу следует есть часто и понемногу, чтобы не перегружать желудок. И не забывайте пить. Очень хорошо во время родов пить травяной медовый чай, который можно принести в термосе, а также чистую воду.

Постарайтесь запастись энергией в первой фазе родов. Во второй фазе есть желательно поменьше, а пить надо продолжать. В переходной фазе или даже в конце второй есть уже не следует, да и не хочется, но маленькие кусочки льда Вы положите в рот с удовольствием.

Одна талантливая английская акушерка, Джун Ватсон, говорит: «Есть только одна вещь, на которой я настаиваю: пока Вы в родах, Вы должны пить». Не забывайте почаще ходить по-маленькому, пока это возможно, освобождайте свой мочевой пузырь.

Стимуляция

Искусственный или периферический окситоцин, который вводится в роддоме для стимуляции родов, сильно отличается от собственного оксито-цина матери. Натуральный материнский окситоцин известен как гормон любви. Он вырабатывается гипофизом женщины во время всей беременности и максимально наполняет её кровь во время родов. Он влияет на каждую клетку в организмах матери и ребёнка, в том числе на все мозговые структуры. Подобно «мудрому» регулировщику он соединяет все тончайшие процессы, идущие в двух организмах, поддерживая постоянную гармонию.

По мере развития беременности матка становится более чувствительной к этому гормону. В родах его присутствие способствует схваткам, а после них — отделению плаценты и сокращению матки к изначальным размерам, а также выделению молока при кормлении.

Периферический окситоцин, вводимый для стимуляции, вторгается в эту

Гармонию как «непрошеный помощник». К несчастью, даже когда роды начинаются естественным образом, в роддомах обычно вводят искусственный окситоцин, чтобы дополнительно стимулировать родовую деятельность. В отличие от природного, он не доходит ни до мозга матери, ни до мозга ребёнка, что установлено недавними научными исследованиями. Именно поэтому искусственный окситоцин назвали периферическим. Он просто имитирует физиологическую часть родового процесса, вызывая чрезмерно резкие и частые схватки. В результате таких схваток ребёнок получает меньше кислорода, а мама быстрее устаёт, поскольку не имеет возможности отдыхать в паузах между ними. Из-за того, что схватки более резкие, растет риск смертельно опасного маточного кровотечения.

Для стимуляции родов используются различные препараты, в основном окситоцин, простагландины или их сочетания. Простагландины используются для лечения первичной родовой слабости (когда схватки с начала родов и в течение всего первого периода считаются недостаточно интенсивными или частыми). До этого обязательно вскрывают околоплодный пузырь и в большинстве случаев проводят подготовку шейки матки, вводя внутривенно глюкозу, гормоны (эстрогены), витамины (В1) и кальций, а также спазмолитики (но-шпу). Окситоцин используют для лечения вторичной родовой слабости (когда интенсивные схватки вдруг затихают), а также в потужном периоде.

Периферический окситоцин создаёт стресс для ребёнка, возникает критическая ситуация и растёт риск кесарева сечения. Поэтому американская коллегия акушерства и гинекологии (AKAG)

Рекомендует, чтобы при родах, стимулированных окситоцином, использовалась кардиотокография и присутствовал хирург, готовый в любой момент сделать кесарево сечение. Роды уже стали рискованными.

Опасность от употребления периферического окситоцина ещё более увеличивается при ягодичном предле-жании, когда мама носит более одного ребёнка, и при вагинальных родах после кесарева сечения.

Поскольку окситоцин — гормон любви, то о влиянии периферического окситоцина на процесс послеродового воссоединения ребёнка с матерью даже страшно подумать. Недавние исследования показали возможную связь между стимуляцией периферическим окситоцином во время родов и аутизмом у ребёнка.

К сожалению, во многих роддомах стимуляция делается большинству рожениц, поскольку так быстрее и удобнее для врачей. Исключение обычно составляют те случаи, когда роженица заранее категорически от неё отказывается или врачи не успевают её провести (например, роженица поздно пришла в роддом, или роды прошли очень быстро).

Обезболивание

Женщина, когда рожает, терпит скорбь, потому что пришёл час её; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир.

[Евангелие от Иоанна, гл. 16, ст. 21]

Войдя в роддом, женщина обычно получает внутримышечную или внутривенную инъекцию успокоительных или обезболивающих препаратов. Это введение лекарств повторяется на протя —

Жении всех родов. Зачастую одни препараты провоцируют применение других лекарств.

Употребление любых обезболиваю —

* щих и успокоительных препаратов, применение анестезии любого типа имеет многочисленные отрицательные последствия и является жизненно опасным как для ребёнка, так и для матери.

Сейчас в России на первом месте среди причин материнской смертности стоит так называемая анестезиологическая смерть, и только на втором месте стоит смерть от кровотечения. Что же подразумевается под анестезиологической смертью? Это неожиданные реакции женского организма на введение наркотического препарата, такие как внезапная остановка сердца, бронхо-спазм, аллергическая реакция на препарат, а также, что наиболее страшно — врачебные ошибки при даче наркоза. Почему же количество смертельных

. осложнений анестезии возросло? За счёт того, что резко увеличилось число кесаревых сечений.

До того как в США 30 лет назад

~ набрала силу революция в акушерстве за гуманизацию родов, процент кесаревых сечений был так же высок, и последствия анестезии были на пятом месте среди причин смерти в родовых клиниках Нью-Йорка, после кровотечений, эклампсии, инфекций и сердечных болезней. Хотя основными убийцами являются ингаляционный наркоз и спинномозговая (эпидуральная) анестезия, все виды обезболивающих, успокоительных и снотворных препаратов создают большой риск для жизни матери и ребёнка.

* В России клиническое акушерство употребляет огромное количество лекарств. Желания роженицы никто не

Спрашивает. При каждых родах используют до 6-7 видов лекарств. Хорошо известно, что любые виды наркотиков (введённые путём инъекции или принятые через рот) проходят через плацентарный барьер и доходят до ребёнка в течение одной минуты в той же концентрации. Но поскольку ребёнок способен освобождаться от них в два раза медленнее, а его вес несоизмеримо меньше, то у него быстрее наступает передозировка.

Самая большая опасность для ребёнка — гипоксия, которая заключается в угнетении дыхательного центра ребёнка. Страдая от недостатка кислорода, дети «наркотизированных» мам рождаются слабыми, синеватыми, нуждаясь в поддержании дыхания: кислородных масках, кювезах и т. п. Сильные случаи гипоксии, называемые асфиксией, могут вызывать церебральные (мозговые) нарушения или даже смерть ребёнка, как при рождении, так и внутриутробно в процессе родов.

До шестидесяти пяти процентов детей, рождённых с применением обезболивания, имеют выраженные признаки гипоксии. Это делает стимуляцию дыхания в роддомах обязательной рутинной процедурой.

Полученное обезболивание, кроме всего прочего, делает ребёнка неспособным активно участвовать в родах, что ещё больше осложняет дело и увеличивает потребность в стимуляции.

Существует большое количество всевозможных обезболивающих, угнетающих, наркотических препаратов, применяемых во время родов.

Даже самые современные виды обезболивания имеют определённый риск и несут отрицательные побочные эффекты, намного перевешивающие

Любую возможную пользу, за исключением оправданного кесарева сечения.

Теперь мы рассмотрим условия применения обезболивания.

Спинальная (спинномозговая) анестезия *, например, делается роженице перед самым появлением ребёнка, то есть в тот момент, когда она уже и не нужна. Те, кто выбирает естественные роды, знают, что самая болезненная их часть уже позади. Женщины, рожавшие естественно, говорят, что во время последних потуг боль будто бы тонет в нарастающем блаженстве и удовлетворении завершённости Рождения. Представьте себе, что Вы горнолыжница, которая долго карабкалась в гору, чтобы совершить уникальный в своей жизни спуск. И вот, когда Вы, уставшая, достигли наконец-то заветной вершины, Вас сажают в кресло, пристёгивают ремнями и везут обратно. К тому же спинальная анестезия требует высокой квалификации, и её может проводить далеко не каждый анестезиолог.

Вы можете спросить, почему тогда зачастую именно этот момент выбирают для анестезии? Но всё дело в том, что в родах просто не существует подходящего для неё времени.

Давайте внимательно проследим весь процесс. Во время латентной фазы первого периода любое обезболивание может остановить не набравший силу родовой процесс. Нередко так и происходит. Конечно, в таком случае просто делается искусственная стимуляция. К тому же первая фаза ещё не столь болезненна, чтобы оправдать риск применения наркотиков.

Активная фаза длится в среднем 2,5-3 часа, схватки набирают интенсивность и силу. В этой фазе родов для большинства женщин боль всё ещё терпима. Но многие женщины, не настроенные на естественные роды и не знающие о последствиях медикаментозного подхода к обезболиванию, зачастую не возражают, если в этой фазе врачи дают им анальгетики.

Врачи часто выбирают во второй фазе наркотические анальгетики из-за того, что они, в отличие от анестезии, меньше препятствуют схваткам (работа древних мозговых структур), но зато затрудняют потуги, где требуется сознательное волевое участие роженицы.

Наркотики часто даются за 2-3 часа до предположительного окончания родов. Причина в том, что наркотические анальгетики имеют особенно сильное свойство вызывать депрессию, подавлять дыхательный центр, вызывать асфиксию новорождённого, его сонное состояние и невозможность сосать. Врачам желательно, чтобы усталость, депрессия и неспособность младенца сосать прошли в основном до появления на свет.

Очень часто у клинических акушеров срабатывает стереотип: всё, что ребёнок проживёт, будучи «плодом» — незначительно, но через час или несколько, когда он родится на свет — это будет иметь огромное значение. И отсюда понятно, что для такого акушера факт принятия мертворожденного ребёнка практически не влечёт судебного преследования в отличие от смерти новорождённого. Но мы надеемся, что для любой мамы малыш внутри утробы так же дорог, как и родившийся на свет. Если всё идёт по плану врача, то обезболивающий эффект

Наркотиков снижается к концу активной фазы, то есть самой болезненной и трудной части родов. Приходящей в себя маме теперь трудно преодолеть «г свалившуюся на неё боль, и ей требуются новые дозы наркотиков. Поскольку побочные эффекты общей анестезии включают опасность асфиксии рвотными массами, кашель и боли в горле из-за эндотрахеальной трубки, расстройство функций кишечника и мочевого пузыря, падение артериального давления, то мама вряд ли выигрывает и в плане удобств.

Конец первого периода и переход к потугам хотя и является самым интенсивным в плане болезненности, но длится в среднем всего пятнадцать минут. Обезболивание в этот момент может его значительно удлинить и мешает переходу в следующую стадию родов, ослабляя стремление тужиться, что влечёт за собой необходимость увеличения введе-ния искусственного окситоцина.

Во время второго периода, при потугах, использование любых обезболивающих препаратов опасно тем, что сни-« жает интенсивность потуг и уменьшает доступ кислорода к ребёнку.

В безрезультатных поисках решения этой проблемы была придумана эпиду-ральная анестезия. Хотя она предполагает регуляцию поступления препарата по усмотрению врача, но слишком часто всё же блокирует позывы к потугам, что делает необходимым применение щипцов или вакуума.

Эпидуральная (перидуральная) анестезия * — самый опасный вид обезболивания, т. к. женщины в результате пол —

Ностью теряют интерес к своему ребёнку. При этом дети также успевают получить большую дозу наркотика. Эпидуральная анестезия часто замедляет сердцебиение ребёнка, что наряду с её другими побочными эффектами значительно увеличивает количество случаев кесарева сечения.

Если врач хочет избежать перечисленных выше осложнений, ему остаётся последний вариант: обезболивать только само появление ребёнка. Этот подход встречается часто. Итак, мы возвращаемся к преддверию лыжного спуска. После того как мама сама героически и естественно взобралась на вершину родов, врач видит, что её потуги ему больше не нужны. Ребёнок уже вот-вот будет в его досягаемости. Теперь применяется обычная спинальная блокада.

Хотя всякие нетрадиционные положения в родах возмущают и раздражают клинического акушера и просто «запрещаются» им, но ради блокады он готов поставить роженицу в гораздо менее удобные позиции. При спиналь-ной блокаде рожающая мама сначала лежит на боку, свернувшись калачиком, подвернув голову и согнув колени, а потом принимает ещё более причудливую позу, трудно поддающуюся описанию. Теперь новая позиция просто необходима для поддержания кровяного давления.

Так вместо лыжного спуска Вас с насильно поднятыми вверх ногами, маткой, повёрнутой влево, бесчувственной нижней половиной тела, «безболезненно» везут вниз с вершины, достигнутой с таким огромным трудом!

Радостный процесс постнатального воссоединения, который является наградой за муки родов, минует Вас стороной.

Ваш удел —восемь часов горизонтального лежания на спине, возможные побочные эффекты анестезии: падение кровяного давления, тошнота и рвота, постспинальные головные боли.

А Ваш ребёнок в это время в определённой степени страдает от депрессии и асфиксии, вызванной угнетением его дыхательного центра.

Одним из побочных действий большинства обезболивающих для женщины является депрессивное состояние. У новорожденных также часто бывают признаки сильной депрессии после поступления наркотика через плаценту до и во время рождения. Но, как пишет один американский клинический акушер, «плод может справиться с некоторой степенью депрессии или подавленной активности, которая иногда вызывается переизбытком лекарств в родах или излишней анестезией при рождении; только чрезвычайная степень депрессии является опасностью. Если ребёнок настолько наркотизирован, что не дышит спонтанно при рождении, то быстрая реанимация (простая процедура) предотвратит отдалённые последствия». Очевидно, что для такого акушера слово «опасность» — это то, что вызывает риск судебного преследования. Когда он отвергает возможность отдалённого последствия при избытке лекарств или излишней анестезии, он проглядел тот известный долгосрочный вред, который происходит от нарушения процессов постнатального воссоединения с матерью и запечатления.

Полноценное участие в этих процессах требует трезвого состояния и открытого сердца как матери, так и младенца. Это только одна из многочисленных причин, делающих неоправданным

Употребление наркотиков во время родов, если отсутствует угроза жизни.

Когда ослабление слияния происходит из-за необходимости спасения жизни матери или ребёнка, тогда чувство оправданной благодарности даёт родителям дополнительную силу Любви, чтобы постепенно возместить утраченное единство в родах. И в таких случаях акушер в действительности становится героем для счастливой семьи. Но рутинное использование наркотиков для облегчения жизни медперсонала и сомнительного облегчения родов недопустимо и должно быть немедленно прекращено везде, где ещё практикуется.

Конечно, если мать сознательно заранее выбирает анестезию, будучи осведомлённой обо всех её последствиях, то она свободна в своём выборе. Робин Лим, талантливая и знаменитая акушерка, в одной из своих книг пишет: «Мудрость не может быть замещена технологией. Когда мы исполнимся нашей древней мудростью, современная технология будет нам служить хорошо».

Кардиотокография (КТГ)

Это ещё одна ненужная процедура, которая становится популярной при платных родах в России.

Роды, медикаментозно стимулированные, более болезненны, поэтому, как правило, они сопровождаются обезболиванием. Добавьте к этому клиническую атмосферу: холодный стол, яркий свет, неприятный запах, скопление незнакомых и, как правило, безразличных к Вашему страданию людей. Благодаря этому зловещему сочетанию роды попадают в категорию высокого риска.

При таких родах, когда медицинские препараты создают серьёзную угрозу угнетения жизненных центров ребёнка и способствуют гипоксии или даже асфиксии, врач обязан контролировать сердцебиение младенца почти непрерывно. Чтобы освободить его от этой рутины был придуман электронный кардиомонитор.

Кардиомонитор — это ультразвуковой прибор, основанный на принципе Допплера, он позволяет оценить изменения сердечной деятельности плода под влиянием сокращений матки (схваток). Специалист, читающий запись, может увидеть признаки возможных типичных отклонений ребёнка от нормы. Иногда в кардиомониторе существует звуковой сигнал, который сообщает об отклонении.

Наблюдение за плодом может быть как наружным, так и внутренним.

Наружное наблюдение — непрямая (наружная) КТГ. При этом, наиболее часто употребляемом типе наблюдения роженица укладывается на спину и к её животу прикрепляются два датчика. Один — это ультразвуковой преобразователь, регистрирующий удары сердца плода (он крепится в область стабильной регистрации сердечных сокращений). Второй — это тензодат-чик, реагирующий на давление и измеряющий силу и длительность сокращений матки (он крепится в области дна матки). Оба датчика соединены с компьютером, который показывает на экране или печатает значения измерений.

Монитор часто оставляется на время потуг, зрительно сигнализируя о начале и конце каждой потуги.

Иногда монитор именно в этот момент выключен, поскольку он мешает роженице сосредоточиться. В такой

Ситуации сердце ребёнка проверяется акушерским стетоскопом.

Внутреннее наблюдение — прямая электрокардиография плода (внутренняя КТГ). Внутреннее наблюдение применяют в таких случаях, когда врачи хотят получить более точное измерение, например, когда они подозревают состояние плода угрожающим. Это вмешательство ещё больше влияет на исход родов, так как электрод, регистрирующий удары сердца ребёнка, вводится глубоко во влагалище и закрепляется на головке малыша. Этот игольчатый спиралевидный электрод, вводимый в предлежащую часть плода, напоминает штопор, вкручиваемый в кожу ребёнка. Вторым вариантом электрода является клемма, закусывающая кожный валик головы ребёнка. Врачи считают внутреннее наблюдение возможным, когда раскрытие шейки матки составляет всего лишь 1-2 сантиметра. Околоплодный пузырь при этом просто разрывают.

Сила сокращений может быть измерена датчиком, прикреплённым на животе, либо введённым в матку специальным катетером, наполненным жидкостью (пластиковой трубкой, соединённой с системой измерения давления).

Подобно другой инвазивной (проникающей внутрь тела) медицинской технике, внутреннее наблюдение не снижает риск, а ещё больше его увеличивает. Само введение электрода несёт опасность заражения, хотя после родов предусмотрена обработка места наложения электродов спиртовым раствором. Иногда у ребёнка появляется покраснение или гнойник на месте прикрепления электрода. На этом месте может остаться шрам и лысинка на всю

Жизнь. Эта процедура неприятна и болезненна для малыша.

Как внутреннее, так и наружное наблюдение полностью лишает женщину возможности передвижения, превращая её из активной роженицы в пассивную, лежащую на спине пациентку.

Кроме того, говоря об УЗИ (см. Главу 2 «Беременность. Первый триместр»), мы упоминали о возможном нераспознанном риске ультразвука для ребёнка. Следовательно, кардиомо-ниторное наблюдение должно проводиться только женщинам с тяжёлой акушерской и сопутствующей (экстра-генитальной) патологией, входящим в группу самой высокой (III) степени риска, у которых проводятся управляемые медикаментозные роды.

Чтобы читать и правильно понимать данные кардиомонитора, требуется специалист высокой квалификации. Оказывается, что самая большая часть ненужных кесаревых происходит в результате неправильного прочтения диаграммы монитора. В роддомах США теперь пытаются решить эту проблему следующим образом. Диаграмму кардиомонитора факсом отправляют компетентному специалисту, чтобы получить его заключение. В России это маловероятно. Значит, больше вероятность неправильного диагноза.

Даже самый современный и качественный кардиомонитор часто даёт ложные данные. Иногда он неправильно работает. Часто «ненормальная» запись появляется в результате того, что роженица лежит на спине. В этом случае может быть несколько пережата её нижняя полая вена или пуповина плода, и снабжение ребёнка кровью будет затруднено. Поворот на левый бок, который разрешён даже

В роддомах, часто исправляет ситуацию. Часто также причиной нарушения является периферический окситоцин, который всегда уменьшает поступление кислорода к младенцу. В этом случае снижение или прекращение окситоциновой стимуляции приводит ребёнка в норму.

До окончания переходной фазы родов, когда шейка матки раскроется полностью, врач должен принять решение: способен ли ребёнок пройти родовой канал. В этот критический момент кардиомонитор помогает врачу принять своё ответственное решение и потом оправдать его. Сигнализация монитора означает, что ребёнок, возможно, находится в патологическом состоянии. В таком случае вместо того, чтобы подождать изменения ситуации к лучшему, современный клинический врач зачастую просто страхуется и производит кесарево сечение. Здесь важно напомнить, что эта переходная фаза является самой тяжёлой в процессе родов. Как только начинаются потуги, даже самая уставшая или истеричная мама, как правило, успокаивается и рожает так, как надо её малышу. Её дыхание снова делается глубоким, и ребёнок получает необходимый кислород. Оказывается, чаще всего необходимо бывает лишь немного терпения, а не кесарево сечение. Как только роды переходят в стадию потуг и ребёнок начинает своё необратимое путешествие через просвет материнского таза, кесарево сечение становится невозможным и в распоряжении акушера остаются только щипцы.

Иногда медики сначала выполняют другие дорогостоящие исследования, позволяющие более точно оценить состояние ребёнка и ещё больше его ухудшить. Для проведения многих из

Этих исследований необходим непосредственный доступ к ребёнку, поэтому врачи вскрывают околоплодный пузырь, если он не вскрыт раньше.

* После этого проводят исследование крови из предлежащей части плода (головки или ягодиц) — проба Залин-га — исследование рН крови ребёнка, взятой с помощью иглы. Медики могут провести оценку реакции плода на звуковой возбудитель (тест виброакустической стимуляции плода), на щипок или укол головки, исследовать амнио-тическую * жидкость для обнаружения мекония (амниоскопия — наиболее щадящее исследование).

Электронный кардиомонитор всего лишь проверяет реакцию ребёнка на схватки. Инструмент, с помощью которого мы можем проверить реакцию ребёнка на кардиомонитор и влияние кардиомонитора на родовой процесс— это наш здравый смысл, немного

< сострадания и много статистики. Статистика говорит ясно: применение кардиомониторов увеличивает количество кесаревых сечений (КС) и приме —

* нения щипцов, никак не влияя на процент детской и женской смертности и число детей, родившихся здоровыми. Эта статистика говорит о необоснованности многих КС, но врач всегда может представить кардиотокограмму (КТГ), доказывающую необходимость операции в каждом конкретном случае. Наверное, поэтому имеет место следующий странный факт, получивший широкую известность среди акушеров США: в Американской коллегии акушеров и гинекологов преобладает мнение, согласно которому электронное наблю —

* дение должно применяться только при

Родах высокого риска. Но те же самые врачи, которые это провозглашают, сами используют кардиомониторы на всех своих пациентках.

Вот что говорит о мониторе известный французский акушер Мишель Оден:

«Применение электронных приборов во время родов, никак не влияя на такие показатели, как число детей, родившихся живыми, и число детей, родившихся здоровыми, ведёт к значительному увеличению количества случаев кесарева сечения и наложения щипцов. Оно делает роды более трудными и опасными; большее число детей приходится спасать при помощи операций. Это значит, что пришло время готовиться к наступлению «постэлектронной эры». Это значит, что пришло время поставить новые вопросы, касающиеся влияния обстановки на процесс родов и на первый контакт матери и ребёнка»**.

Акушерские щипцы

Щипцы применяются во время трудных родов, когда необходимо, чтобы ребёнок быстрее родился на свет или когда необходимо укоротить потужной период.

Родоразрешение с помощью щипцов происходит только во 2-ом периоде родов (периоде изгнания): при патологическом состоянии ребёнка или матери, при долгосрочных родах, затянувшейся второй стадии родов (более 2 часов). При наложении щипцов используется местная анестезия, поскольку это очень болезненно для мам, хотя в экстренных случаях её могут

Не проводить. В момент извлечения головки щипцами обязательно производят эпизиотомию, чтобы головка меньше травмировалась.

Акушер берёт изогнутые акушерские щипцы Симпсона-Феноменова, накладывает их на боковые поверхности головки и выводит её наружу. Есть два вида этой процедуры:

Полостные щипцы — когда щипцы накладываются на головку в полости таза;

Выходные щипцы — когда щипцы накладываются на головку на выходе из таза.

Увеличение частоты применения щипцов ведёт к увеличению родовых повреждений у ребёнка, в том числе: повреждение лицевых нервов, повреждение глаза, гематомы, переломы костей черепа, паралич лицевых нервов, переломы шейных позвонков.

Женщине это грозит: повреждением родовых путей, разрывом мягких тканей, отрывом шейки матки, разрывом матки, образованием влагалищно-пузырного свища, травмой корешков седалищного нерва, разрывом лонного соединения.

Следовательно, это очень ответственная акушерская операция, которая должна применяться только если жизнь ребёнка или матери находится под угрозой, например, в случаях преждевременной отслойки плаценты, эклампсии и др. В большинстве же случаев применения щипцов из-за слабости родовой деятельности или гипоксии плода эти состояния можно предупредить активным поведением роженицы в родах и отказом от обезболивания и введения различных лекарственных препаратов &.

Эпизиотомия

Эпизиотомия — это хирургический надрез входа во влагалище с помощью ножниц. Эта операция, к сожалению, стала в роддомах рутинной и производится чрезвычайно часто. В клиниках США, например, ей подвергаются девяносто процентов женщин при первых родах и пятьдесят процентов при повторных.

Эпизиотомия производится обычно в задней части входа во влагалище, на промежности. Разрез может быть центральным (срединным), т. е. направленным к заднему проходу—перинеотомия, или центрально-боковым (смещённым), т. е. направленным несколько в сторону от заднего прохода — эпизиотомия.

Хотя первый тип разреза (срединный) лучше заживает, легче зашивается, сопровождается меньшей кровопотерей, реже воспаляется и имеет более низкую вероятность инфекции, однако он создает опасность полного разрыва прямой кишки во время родов, поэтому врачи чаще применяют второй тип разреза.

Основные причины эпизиотомии

Эпизиотомия используется в основном по двум причинам. В первую очередь её делают в целях профилактики естественных разрывов. Хирургам быстрей и легче зашивать ровный разрез, чем возможные естественные разрывы. Такая причина никогда не оправдывает этот болезненный надрез, с его серьёзными последствиями. Даже в роддомах разрывы бывают только у одной четверти женщин, причём это, как правило, лёгкие разрывы. Серьёзный разрыв, сравнимый по глубине с эпизиотомией,

Бывает только у трёх или четырёх рожениц из ста. Эта статистика ещё ниже в естественных родах.

Поскольку разрыв является естественным, а разрез нет, то ткани роженицы готовы к первому, а не ко второму. Когда происходит естественный разрыв, ткань рвётся между клетками. Эпизиотомический разрез рассекает их, затрудняя заживление и создавая более грубый и болезненный шрам. Поэтому при разрыве значительно меньше теряется крови, и это в тот момент, когда на счету каждая капля. При разрыве практически отсутствует риск инфекции, а заживает он быстрее и менее болезненно, чем разрез. Рубец, остающийся от разрыва, лучше выдерживает последующие роды, чем шрам от разреза. Разрез гарантирует болезненный секс в течение нескольких месяцев, а иногда оставляет сексуальные проблемы на всю жизнь, чего нельзя сказать о естественных разрывах.

Во-вторых, эпизиотомия часто оправдывается медиками тем, что она чуть-чуть ускоряет выход головы ребёнка и роды на некоторое время сокращаются, при том, что при нормальных родах необходимости в такой спешке нет. Напоминаем, что такие ситуации, когда нужно торопиться, могут возникнуть при анестезированных родах, когда ребёнок страдает от гипоксии. Анестезия также уменьшает естественную пластичность промежности, способствуя её разрывам.

Эпизиотомия оправдана только в том случае, когда патологическое течение родов создаёт угрозу жизни ребёнка, при медикаментозных родах, когда выигранные минуты могут оказаться решающими. В практике хорошего акушера

Такая необходимость возникает один раз на несколько сот успешных родов. Когда мама хорошо подготовлена к родам, эта цифра еще меньше.

Существуют некоторые правила, позволяющие сделать роды более успешными, а вероятность разрывов минимальной.

Во время беременности не забудьте регулярно выполнять упражнение «киглз». Оно поможет Вам подготовить влагалище к родам. Мышцы промежности станут более сильными и упругими.

Местный массаж промежности, который следует проводить ежедневно в последние 4-6 недель беременности, в свою очередь делает ткани более эластичными и прочными. При массаже можно использовать хорошо очищенное подсолнечное масло, стерилизованное в течение 15-20 минут на водяной бане, или зверобойное масло*.

Во время родов полезны тёплые компрессы и массаж промежности. При родах в положении на корточках с поддержкой нагрузка на промежность минимальна. Кричать во время схваток и потуг следует низким голосом, сопровождая звук полным выдохом. Полный выдох, сопровождаемый низким ворчащим звуком, способствует растяжению промежности. Не должно быть команд: «Тужься», «не тужься», «скорее», которые нарушают естественный ритм родов. Акушерке не следует тянуть ребёнка в момент рождения плечиков.

Избегайте использования местной анестезии, которая делает промежность вялой и дряблой и создаёт патологические ситуации.

Поворот головы

После появления головы ребёнка на свет следует подождать следующей потуги, чтобы ребёнок сам повернул голову в нужную сторону. Он обязательно сделает это перед тем, как родиться полностью. К сожалению, клинические акушеры очень спешат «спасти» ребёнка от матки и «помогают» ребёнку повернуть голову, чтобы ускорить его рождение на целую потугу, сэкономив, таким образом, несколько минут. Если акушер неправильно угадал, в какую сторону следует повернуть голову ребёнка, то это заканчивается травмой шейных позвонков или даже переломом шеи. Известны случаи, когда такая помощь приводила к полному пожизненному параличу.

Один знакомый Алишани в результате такой ошибки остался без движения на всю жизнь.

Пока сердце ребёнка бьётся нормально, для такой спешки вообще нет оснований. Если же пульс ребёнка в результате передозировки лекарств падает ниже восьмидесяти ударов в минуту, или матери была сделана анестезия, что грозит новорождённому параличом дыхания, то понятно, почему акушеры спешат.

В любом случае акушер всё же должен ждать хотя бы начала естественного поворота головы ребёнка.

Пересечение пуповины

Ребёнок накануне рождения кажется слишком большим по отношению к размерам родового канала, который ему предстоит преодолеть. Особенно невероятным моментом выглядит прохождение головы ребёнка через отверстие

Таза матери. Каждый раз происходит чудо. Ребёнок изменяет всю форму головы. Кости черепа смещаются, закрывая роднички, даже находят одна на другую. Кроме того, малыш просто уменьшается в объёме. Как это может быть? Очень просто.

Давление в родовом канале столь велико, что до 20% крови младенца временно выжимается из него и прячется в плаценту. Клинический акушер превращает это убежище в ловушку. Едва приняв ребёнка, он ловким движением накладывает на пуповину зажимы и моментально отсекает её, часто не дожидаясь даже первого вдоха малыша. Таким образом кровь ребёнка, которая должна была вернуться к нему, становится достоянием срранцузских косметических фирм. Совсем недавно только из Санкт-Петербурга ежедневно экспортировалось около тонны плацент.

В результате такой «процедуры» ребёнок теряет кровь, насыщенную кислородом, а у мамы растёт риск неотделения плаценты. Дождаться выхода плаценты или хотя бы прекращения пульсации пуповины, как рекомендовано ВОЗ, перед тем как её пересекать, просто необходимо для матери и ребёнка. Но если матери была сделана местная или общая анестезия непосредственно перед рождением малыша, то плацентарная кровь уже содержит яд, грозящий параличом дыхания у ребёнка, и счёт времени идёт на секунды. Таким образом, применение анестезии уже предопределяет потерю крови у малыша в большом количестве.

Миф: После рождения кровь ребёнка может перетекать в плаценту, если он находится выше неё (ребёнок — на груди у матери, плацента — в матке).

Реальность: Природа мудрее. Сра — которому кровь продолжает поступать

Зу после рождения ребёнка на свет к ребёнку (пупочная вена), будет функ —

Сосуды (пупочные артерии), несущие ционировать ещё в течение нескольких

Кровь от ребёнка к плаценте, пережи — минут. Ребёнок никогда не потеряет

Маются (спазмируются), а сосуд, по свою кровь и не переполнится.

Роды с психологом — 1

(РодыЛюдмилы Ф., г. Москва)

Рожала я в роддоме № 6 с участием психолога-перинатолога, с которым я познакомилась ещё во время беременности. Не знаю как другим, но мне было просто необходимо, чтобы в такой важный момент кто-то был рядом со мной. Я была настолько возбуждена, что просто не могла следить за своими действиями. Психолог направлял меня, подсказывал. Например, я часто сбивалась с правильного дыхательного ритма, а иногда просто забывала, как правильно дышать. Также мне подсказывали, как и когда менять позы. Сама я просто не могла бы всё это контролировать. Самое главное — это то, что не было ощущения брошенности. Я знала, что я не одна.

Очень трудно описать чувства, нахлынувшие на меня после рождения малыша. Мне сразу положили его на живот, и он лежал у меня на животе, пока пульсировала пуповина. Психолог-перинатолог помогла проследить такие важные моменты, как перерезание пуповины только после окончания ее пульсации, прикладывание к груди вскоре после рождения и т. п. Ведь всё это способствует установлению контакта между мамой и ребятёнком. Нет ничего приятнее, чем держать на руках,

Кормить грудью своего малыша! Ребёночка забрали у меня всего на несколько минут для осмотра, и больше мы не расставались. Я находилась с ребёнком в одной палате, могла сама ухаживать за ним. Правда, в первый день мне медсестра не разрешила положить малыша к себе на кровать (мне было тяжело вставать). Но потом и с этим не было никаких проблем. Физический контакт с малышом, прикладывание к груди способствовало зарождению чувства материнства, а у малыша, как мне кажется, возникло чувство защищённости и уверенности.

Мама о родах

Были горы сомнений, страхов и тревог. Не хотелось повторения того кошмара, что при первых родах. И вот решение принято — рожать буду дома! И хотя съездили в несколько больниц — вдруг всё изменилось, и там заботятся, а не лязгают скальпелем и ножницами. Но нет, хоть и за деньги теперь, но в главном — всё по-старому — по-советски.

Благодаря большому количеству информации, полученной от Алишани, благодаря тому, что муж прислушивался к моим желаниям, и благодаря тому, что несколько лет в Москве уже практикуются домашние роды,— я смогла решиться. И хотя не ходила на занятия в школу будущих мам, врач в свою очередь тоже решился принять наши роды.

А дальше сказка.

Схватки начались ночью, но ещё очень слабые.

Утром проводила сына в школу. Убрала комнату, помылась. Позвонила врачу. Отдыхала, приготовила всё необходимое. Днём схватки стали сильными. Муж и врач были постоянно со мной — снимали боль в пояснице, поддерживали. Несколько раз я почувствовала, что ребёнок внутри сам «начинает схватку». После расслабления я чувствовала, как плод вворачивается в родовой канал, и следом шла сильная схватка. Ребёнок трудился не меньше меня! О, как это прибавило мне силы. Муж и врач ни на секунду не оставляли меня. А в ванне было даже чуть-чуть смешно и трогательно, как после потуги они садились на пол и отдыхали тоже.

Когда начались непосредственно роды, мы трогали, на сколько родилась голова. Ну а потом — какие-то секунды, и вот наша дочь, вскрикнув, уже очутилась у моей груди и начала сосать. Я благодарю Бога и людей за то, что рождение нашей дочери произошло именно так. А наш старший сын, придя из школы вечером, смог уже поздороваться с сестрой!

СОЗНАТЕЛЬНЫЙ ВЫБОР

Вы можете очень скоро вновь забеременеть после рождения ребёнка. У некоторых женщин месячные начинаются вскоре после родов, у других проходят месяцы без овуляции. Если у Вас всё ещё нет месячных, знайте: Вы можете овулировать и забеременеть до начала первых месячных после родов.

Кормление грудью подавляет в некоторой степени способность к оплодотворению, но это не является подходящей формой контроля рождаемости. Хотя у некоторых женщин, кормящих регулярно, месячный цикл может отсутствовать год и более, но… Многие матери уже в период лактации обнаруживают, что они беременны iff. Если Вы чувствуете, что Ваша семья полна или Вы хотите кормить нынешнего малыша в течение долгого периода времени, заранее планируйте свой способ предохранения — не беременейте, если Вы этого действительно не хотите.

Выбор способа предохранения — личное дело каждой пары. Ниже мы описываем наиболее распространённые средства контрацепции (противозачаточные средства). Кроме них существует ещё множество различных нетрадиционных противозачаточных средств и методов: от таблетки аскорбиновой кислоты (витамина С), положенной во влагалище перед половым актом, до сложнейших восточных техник контроля над семяизвержением у мужчины. Все они имеют свою степень эффективности. Экспериментируя с какими-либо из них, Вы должны помнить о том, что средство должно быть гарантированно безвредным, а его эффект обратимым (вдруг Вы впоследствии решите родить?). Любое вещество, вводимое во влагалище, должно быть натуральным, безвредным и не раздражать слизистую. Приступая к таким экспериментам, важно также чётко представлять, что Вы будете делать, «если вдруг…». Если Вы полностью исключаете возможность родить ребёнка, например, по причине тяжёлого заболевания, то лучше использовать надёжные средства профилактики, чем рисковать, надеясь на аборт. Все возможные средства профилактики беременности, кроме латекс-презерватива, не предохраняют от СПИДа и других венерических заболеваний, поэтому они могут быть использованы только при исключительном единобрачии пары. Мы живём в такое время, когда недостаточная ответственность одного из партнёров может привести к смерти обоих.

«Верьте в себя и любите»

(Роды Татьяны Р., г. Вологда)

Шесть лет назад, в середине лета, на морском берегу в Крыму родился мой сын. Узнав о своей беременности, я не сомневалась уже, что рожать ребёнка я буду сама, и обязательно в воду.

Никаких проблем с этим решением у меня не было, т. к. это было моим способом жить, и, несмотря на отработку в больничных стенах в качестве медсестры, а может, благодаря этому, я больше боялась оказаться со своим новорождённым в стенах роддома, чем во власти природной стихии, но рядом с близкими людьми.

Поэтому мой сын Ежик родился на каменистом морском берегу, ночью, при температуре воды всего девять градусов, при мелком дождике и даже небольшом шторме. И все страхи покинули меня — больше не нужно было бояться, что мое дитя отберут, перепутают, найдут болезнь и наколют лекарствами, а также что, кто-то влезет с капельницей в таинственный процесс нашего рождения, рассчитанный самой природой, и расстрижет меня ножницами независимо от показаний и моего желания.

Но я хочу рассказать всё no-порядку, хотя еще не представляю, как это можно осуществить, как рассказать о том, как всё задумывалось, мечталось и материализовывалось в полном соответствии со своим проектом. Ведь для меня мои роды — нечто действительно необыкновенное, и чем больше времени проходит, тем больше я убеждаюсь в том, как правильно я все сделала тогда.

Как-то раз в популярной местной газете пропечатали наши «альтернативные роды» — с лёгкой руки одного журналиста. А рука у него оказалась тяжелая. Через всю статью красной нитью шла тема — зачем заниматься таким «не делом» и апелляция к добрейшей нашей медицине.

Еще тогда у меня появилось сильное желание рассказать нашим женщинам свою версию о первых морских родах в нашем городе. Хотя тогда я ещё по-настоящему не отдавала себе отчёта, что эта информация не для всех беременных пар, а для особенных. Картина мира — вот что отличает таких женщин от роддомовской массы в блёклых халатах и растоптанных тапочках. От тех, кто иронично отмахивается от любой неизведанной информации, с готовностью и даже с радостью, невзирая на толстые швы, ложится под скальпель кесаря и потом с облегчением смотрит, как уносят куда-то незнакомые люди в белом их собственное маленькое чудо. Будто это только что не часть их самих отделилась и жаждет опять их близости, чтобы скорей приспособиться к окружающему миру, будто так и положено во все времена — вы из меня что-то достали, и остальное — ваши проблемы.

Когда многие из них спрашивают, а как я додумалась до «всего этого», я мысленно выстраиваю в голове цепочку — вот как это было, настолько обыкновенно и естественно для меня: ещё в школе — передача по телевидению о Марковском, мадонны с младенцами на морском берегу в лучах заходящего солнца, я сразу поняла, что это моё, и на время забыла, потом много разных встреч с увлекательными людьми, знакомство с «Деткой» Порфирия Иванова, купание в проруби и даже «Симпозиум по проблемам бессмертия человека»… Когда пришло время, решение дать жизнь своему ребёнку именно таким способом, казалось, было принято уже давно.

Пока мои слушательницы рассеянно кивают (видали мы эти альтернативы), я, в свою очередь, удивляюсь — как можно по доброй воле оказаться в стафилококковых стенах роддома и, присвоив себе и ребёнку статус пациентов, подвергнуть риску своё здоровье и жизни. Наверное, подставиться насилию чужих людей, системы — а как иначе, если распятая по рукам и ногам в железном орудии пыток, как будто ты сумасшедшая и способна навредить собственному младенцу, лежишь с пережатой полой веной спины, и легендарная операция заботливых акушерок— эпизиотомия, неотвратимо надвигается на тебя. И твой малыш — как смеет он оказаться здоровым, когда его мама больна… беременностью! (Недавно мой знакомый психиатр рассказывал потрясшую его историю из жизни роддома: вокруг новорождённого собрались изумлённые врачи. Они пожимали плечами. Предметом их удивления была головоломка — у этого ребёнка они ничего не нашли. Буквально был здоров ребенок!)

Следующая загадка (это то, что я давно хочу у них узнать, а спросить стесняюсь): как они перенесли то, что ответственные тёти-врачи запретили им «интимный контакт с мужем»? Боюсь, мой вопрос неуместен, потому что, сдаётся мне, они сами себе это запретили. Возможно, начитавшись санбюллетеней, не спросив у собственного тела и, наверняка, у главного виновника, а теперь страдальца поневоле (я имею в виду мужа).

Ну вот, а теперь, справившись со всеми оговорками, я могу со спокойной душой рассказать близким мне по духу подругам, что это такое было для меня естественное рождение.

Всё было вроде как обыкновенным, и вместе с тем — каким-то волшебным. Словно судьба невидимой рукой направляла все наши действия. Это было видно по обстоятельствам. Когда, например, в больнице у меня нашли девочку, я недоумевала недолго, потому что хотела сына, и знала, что так оно и будет. И когда перед самой поездкой услышала от врача: «Мужчина там» — полетела домой как на крыльях. Ведь это было второе из браслета обещанных мне Богом желаний, что начали сбываться. Первое — это ребёнок от любимого.

А следующее — это срок родов, который я вычислила сама, ведь кому как не мне известны были все обстоятельства этого дела. Поэтому дата, названная врачихой, пролетела куда-то мимо моего подсознания и в должный момент не возымела своего спонтанного воздействия.

В свой час мы сели в поезд и, благополучно минуя названную дату, подъехали к городу Симферополь, откуда в переполненном автобусе, с оснащением, пригодным для боевых действий в пустыне, прибыли на долгожданное побережье Черного моря, в тихий и уединенный маленький грот (таким он казался нам тогда). Я помню, как сняла мокрые тапочки и шла по кромке моря, по самой воде, вдыхая непривычными легкими густой йодный запах (мне и дома снился уже запах моря). Начинало темнеть, а у нас ещё не была готова палатка.

Чтобы не томить долгими ожиданиями, сообщаю сразу — он родился этой же ночью, перед самым рассветом. Он не хотел больше ждать — ведь жильё было готово, а рисующиеся мне роды в голубой прозрачной воде под ласковым солнышком, те, которые служили мне учебным пособием в видеофильме, видимо, не входили в его планы. Я прекрасно помню каждую минуту происходящего вокруг, кроме мгновений самых сильных схваток. На гребне этой волны нас просто не было на том месте, мы с малышом были в каком-то действе, древнем как мир и закручивающем по спирали в великий танец, который, если не изучить заранее, может здорово напугать, обезоружить и обессилить. Не стану привирать — всё было поначалу не так уж прекрасно. Я не хотела верить, что это пришли роды, но вид вдруг всерьёз проснувшегося будущего отца напомнил мне о реальности. Когда женщина оттягивает эту работу, которую неминуемо придётся выполнять, она не управляет своей болью, боль начинает управлять ею, бесхозно мечется в теле, сводя его с ума. Не сразу сообразишь, особенно без должной подготовки, как правильно обуздать энергию для родов, и в первые минуты я забыла обо всём, чему меня учили. Но так было лишь в начале. Тогда, несмотря на мои вскрики сквозь недоумение и боль, что мы справимся сами и никто нам не нужен, мой мужчина побежал за людьми. С лесистой горы ко мне спустились духовные акушерки из Днепропетровска, они с трудом убедили меня выйти из палатки, я даже не помню, как оказалась безо всего на берегу у большого камня — всё слишком сильно не походило на воображаемые мною раньше картинки.

Но тут всё изменилось. Когда Наталья (это моя акушерка) мягким и уверенным голосом произнесла первые слова, я вдруг разом вспомнила, для чего была вся эта подготовка и зачем я ездила в Москву. Я быстро собралась — сосредоточенность была такая, какую не встретишь в обычной жизни. Закрыв глаза, я действовала в потоке энергии не как потерявшийся странник, которому больно и страшно, а как хозяйка положения… Отныне для меня не существовало ничего, кроме спокойных и убеждённых фраз Наташи, они были моим ориентиром в океане родов. Теперь это был не хаотический процесс, лихорадочно выбрасывающий драгоценную энергию, столь нужную рождающемуся малышу. Энергия была нашей, подчинялась и, направляясь в заданное русло, своею мощью тянула маленького человека вниз, к выходу на свет Божий. И ещё была свобода движений, я могла бегать, скакать, крутиться на месте — ведь мне ничто не мешало. И я с яростью и удовольствием вцеплялась пальцами голых ног в холодную гладкую гальку берега, вставала на четвереньки и загребала ладонями мелкие камешки, а к большим и шершавым прислонялась щекой. Природа была участницей появления на свет человека, и тут же находился его отец, на шее у которого мы провисели большую часть периода потуг (так поступали еще в старых русских деревнях). Он на мгновение вывел меня из транса, чтобы показать единственную звёздочку на черном южном небе — она смотрела прямо на нас, и показалась мне маленьким ангелом-хранителем. На залитой лунным светом площадке ещё были акушерки, которых я не видела, а только слышала их добрые слова: «Какая ты сейчас красивая!» Наталья следила за ходом родов, и мы запели, удерживая вибрацию звука в нужном направлении…

И вот он родился — к этому времени уже начинало светлеть. Я сказала: «Ой, девчонки, сейчас вся порвусь», и подхватила недовольного кричащего богатыря у самой гальки. «Четыре часа пять минут» — произнесла Наташа. Он был такой настоящий! То есть, я, конечно, знала, что должен появиться ребёнок, но не думала, что это будет так здорово. Мы не знали, куда его деть. Мы сунули его отцу, а потом я вспомнила, что хотела водного ребёнка, и мы побежали с ним к морю. Мы окунули его в прозрачную рассветную волну. Меня трясло. Мне объяснили, что так по инерции выходит оставшаяся энергия. Я совсем забыла о плаценте, и тут из моря принесли ведро холодной воды и вылили его на меня. Плацента вышла мгновенно, я даже опомниться не успела.

С двенадцати ночи до четырёх. Мне роды показались мгновением, а мужу сутками. Я до сих пор не знаю, что он пережил тогда, никогда не слышала, чтоб он говорил об этих чувствах. Я только надеюсь, что всё не напрасно… мне не с чем сравнить — я никогда не была в роддоме.

Потом я лежала на надувном матрасе у самого синего моря, и открывающийся вид завораживал меня. Рождение человека приветствовал рассвет нового дня — огромное тёплое солнце вставало над линией горизонта, золотистой рябью покрывая воду. Маленькая кучка единомышленников, мы собрались вокруг главного героя, который лежал на моем животе, на голове у него были водоросли, и он приоткрыл свои голубые глаза; и папа удивлялся: «такой беленький, а я думал, они все красные бывают»; и все сказали — кто же это? Ой, мальчик, первый мальчик на берегу, а остальные все невесты! Отцу были вручены ножницы, и он перерезал пуповину, обвязанную шелковой нитью. Сейчас бы я не стала так быстро отделять плаценту — ведь она очень нужна новорождённому, как и многое сделала бы по-другому — но мы были еще новичками.

Я пытаюсь оценить свои роды. Многое из того, что было сделано — было сделано с пользой и не случайно. Позже мы узнали вес нашего крепыша — четыре кг двести граммов. И ни одного разрыва, при естественных родах. Уверена, так получилось потому, что вес тела ребенка был направлен вниз, роды были стоя и на корточках, родовой путь был максимально удобен и не понадобилось многих мучительных процедур, для того чтобы «извлечь ребёнка из матери». Рождение оказалось быстрым. И кто знает, что было бы, окажись я на больничной койке или в роддомовском коридоре, где процесс мог бы быть искусственно затянут или вообще пропущен (таких историй я знаю много).

Хочу отметить еще несколько плюсов. Теперь все уже, кажется, знают о пользе раннего прикладывания к груди, и даже врачи идут в этом навстречу, но почему-то по-прежнему существует проклятый (иначе не назовешь) режим кормления грудью. Кормление ею — не только еда, «прибавка в весе», но неоценимой важности воздействие на обоих, ограничивать которое и глупо, и преступно. Неспроста появилось духовное акушерство, как требование времени, ответ на летающие в воздухе призывы. Его представители говорят, что ребенок сам регулирует количество необходимого молока — перекормить материнским молоком невозможно! И совершенно правы, а кроме того, любую женщину реально «раскачать на молоко», если постоянно держать у её груди младенца. Это тоже чистая правда, но абсурд нашего времени заключен в том, что ребёнок, по словам медработников, может отравиться молоком собственной матери из-за несовместимости или стафилококка. Мне хотелось бы возразить. Но я не могу — как знать, что возможно в том измерении и при том уровне здоровья. Я кормила своего сына только своим молоком, без ранних прикормов до полутора лет, а на Западе в этой среде принято кормить младенцев грудью, пока не вырастут все зубы.

Что такое сцеживание, эта варварская процедура! Никто не освободит вам грудь лучше собственного ребёнка. Вы бы только видели эти роддомовские молочные фермы, где женщина превращена в механизм надоев. Когда она в халате бредет в толпе таких же тёлочек, прижимая к груди стерильные салфетки, чтобы в специальном стойле, встав в общий ряд вместе со всеми, наполнить бутылочки.

Я уже говорила, что кормление грудью полезно обоим. Мое восстановление шло очень быстро, ведь при этом вырабатывается окситоцин, и организм приводит себя в норму. Я практически не была выведена из строя и с самого начала купалась в море, в чистой прибрежной полосе, вода которой содержала йод и серебро. У мальчика быстро подживал пупок. Он купался вместе с нами (водные тренировки новорождённого — это отдельная тема) и в меру загорал на солнышке. Перегреть его было невозможно: всюду ходили строгие мужчины, повелевающие, когда нужно, «убрать младенцев с солнца». Как я потом узнала, они не оставляли нас с самого начала — во время моих родов ходили медитировать на луну, а днем к нам осторожно подходили и поздравляли, и называли нас «мадонной с младенцем». Как видите, я не скрываю самых трогательных и дорогих для меня моментов, потому что адресую свой рассказ единомышленникам — тем, кто прошёл или ещё пройдет через опыт ненасильственных родов.

Здесь нет неважных деталей — и бэби-йога с опытной акушеркой, и динамическая гимнастика с первых дней жизни, всё сыграет свою огромную роль в жизни маленького человека. И для непосредственного участника события, наконец, найдётся место достойнее простаивания под окнами «родилки» и шатания по друзьям в пьяном виде. Имеет право, жена родила — так считают даже бабушки на автобусных остановках,— ну что за жалкий эрзац!

Я хочу сказать, что необязательно следовать моему примеру и ехать на юг. Безрассудная молодость и романтика сделали тут свое дело. Всё складывалось очень удачно и даже неблагоприятные обстоятельства: как меня накормили макаронами с кетчупом перед самыми родами, полное отсутствие всех санитарных процедур (мы ведь только что сошли с поезда) и дождливая ночь не помешали благополучному рождению.

Я просто хочу сказать, я действительно так думаю, дорогие подруги — всё дело в личной силе. Она обеспечит хорошую подготовку и реализацию вашей мечты на практике. В действительности вам нужны две вещи — верьте в себя и любите, и я не знаю препятствий, которых вы б не смогли преодолеть.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПРОЦЕСС СЛИЯНИЯ*

Мы даём здесь описание слияния, как оно происходит при естественных родах, когда ему ничто не мешает.

Сначала мама держит ребёнка и поглаживает его лицо, ручки и ножки кончиками пальцев. Затем в течение нескольких минут гладит головку и пальцы малыша всей рукой. В течение этого танца осязания мама смотрит в глаза своего малыша. В течение нескольких минут мама с любовью прикладывает дитя к груди, чтобы его кормить. Ребёнок также умеет вызывать особое поведение у своей мамы. С самого начала он смотрит маме в глаза. Приложенный к груди малыш многократно облизывает сосок, стимулируя его. Мама, папа и другие члены семьи, если они присутствуют, характерно разговаривают с младенцем тихим высокотональным голосом. Исследование показывает, что ребёнок существенно синхронизирует свои движения с речью взрослого. Эти сложные процессы воссоединения и семейного слияния, идущие в первые минуты после рождения, объединяют маму и дитя и подготавливают к тем ролям, которые предстоит им играть в течение многих месяцев. Многочисленные исследования говорят, что правильное физиологическое, социальное и интеллектуальное развитие ребёнка крепко связано с полнотой процесса слияния.

Роды с психологом — 2

(Роды Наташи Т., г. Москва)

На курсы «Рожаны» я попала совершенно случайно. В женской консультации мне в руки попала газетка со статьёй о внутриутробном развитии ребёнка. Всё, что там было написано, показалось мне очень интересным. Оказалось, что уже во время беременности мы с ребёнком можем общаться, исполнять желания друг друга, малыш чувствует моё настроение, и это влияет на его психическое развитие. Статья была написана психологом-перинатологом центра, и мне захотелось узнать обо всём этом побольше. Я понимала, что к родам надо как следует подготовиться. Вокруг беременной всегда очень много разговоров на тему предстоящих родов. Одни говорят: «Нет ничего страшного, главное — не бойся». Другие пугают непереносимой болью. Мне же хотелось узнать, как всё происходит на самом деле. Главное, что мне дали курсы — это спокойствие, уверенность, что всё у нас будет в порядке.

Рожала я в шестом родильном доме с партнёрством психолога-перинатолога. Мне хотелось, чтобы во время родов нам с малышом было как можно комфортнее. Ведь в процессе родов ребёнок испытывает сильнейший стресс. И потом, я плохо себя чувствую, когда на меня начинают давить, указывать, что я должна и что не должна делать. Главное — чтобы кто-то поддерживал тебя во время родов. А психологу из «Рожаны» я могла полностью доверять. Получалось так, что психолог являлся моим доверенным лицом и взял под контроль такие важные моменты, как первый контакт с ребёнком, первое прикладывание к груди, пересечение пуповины только после окончания пульсации и т. д. После родов нас с малышом разлучили всего на 15 минут для осмотра. И после этого мы уже не разлучались. Нас так и отвезли вместе в послеродовое отделение.

Когда мы с малышом оказались дома, я не имела понятия что и как делать. Одно дело теория, а другое — практика. В самом начале я боялась сделать что-то не так, было очень много проблем. Мне очень помогли выезды инструктора. Меня обучили уходу за малышом, показали практические мелочи, которые намного облегчили нам жизнь.

От авторов: в роддоме № 6, хотя он очень прогрессивен в других отношениях, всё ещё не разрешается присутствие отца на родах. Но зато они разрешали роды в присутствии психолога-перинатолога, которая выполняла роль баулы.

Свежие комментарии