Архив рубрики «Гомо-Дельфинус»

Малыш

Для меня вообще первый период после его появления на свет был…, ну как рай. И я в этом раю жила. Это потом уже всякие ручейки из внешнего мира стали в наш рай проникать потихоньку и постепенно размыли его. Он стал единым целым с общей жизнью. А тогда была MАкая бездонная глубина и полнота чувств, что забыть трудно.

Из рассказа мамочки

Живые существа, пребывая в одних и тех же условиях (температура, давление, магнитное поле Земли, питание, экономическая и политическая ситуации), могут вести себя так как им заблагорассудится.

НОВОРОЖДЕННОЕ ДИТЯ

"лишь полноценная реализация… (развитие — авт.)
в каждом периоде онтогенеза является
обязательным условием для перехода в следующий период".

(проф. И. А. Аршавский)

Рождаясь в обычных, наземных условиях, ребенок испытывает болезненные ощущения, как и его страдающая мать. Он появляется на свет, с трудом преодолевая судорожную оцепенелость, скованность нервно-мышечного аппарата матери. Все его тело — мышцы, суставы, череп, да и сам мозг, сдавливаются, деформируются. Такое грубое, механическое воздействие на органы и ткани нередко приводит к родовым травмам. Родовые муки — это муки матери и ребенка.

Замечательно восстанавливают физиологическое состояние и психику ребенка и матери специальный массаж, беби-йога и динамическая гимнастика. Весь этот комплекс разработан И. Б. Чарковским и является неотъемлемой частью водных родов.

В больнице травмируется психика крохотного существа. Он чувствует трудности матери, да и "свою вину" за них, сковывается, не желая ей боли. Возможно, и мать ощущает не только свои, но и его страдания. Малышу передается материнская тревога, страх и отчаяние. Эти отрицательные эмоции запечатлеваются в его мозгу, клетках тела, и еще долго будут тормозить и искажать его общее развитие.

Но вот ребенок родился. И что же? Страдания его продолжаются. На него обрушивается резкое изменение условий обитания, сразу же и самых разных — кислородных, гравитационных, звуковых, световых.

"Ни собаки, ни кошки, ни коровы не трогают пуповину, пока она бьется, — пишет Фредерик Лебойе в книге "За рождение без насилия", — а человек делает наоборот. В роддомах на пуповину буквально набрасываются, ее перерезают, едва ребенок родится.

Если бы ребенок был удушен собственной пуповиной, тогда действительно надо, не раздумывая, перерезать ее, чтобы освободить дитя, дать ему воздух. Но при обычном, естественном рождении быстрое перерезание пуповины совершенно не оправдано. Ребенок ни в коем случае не должен испытывать при рождении нехватку кислорода. Ни на мгновение. Впрочем, природа рассудила точно. Она сделала так, что во время этого опасного перехода ребенок получает кислород из двух источников, а не из одного: через свои легкие и через пуповину. Две системы работают вместе. Одна принимает эстафету у другой. Ребенок, родившись, выйдя из матери, продолжает все же быть связанным с ней пуповиной, которая пульсирует еще очень долго — четыре, пять и больше минут. Получая кислород через пуповину, защищенный от аноксии, ребенок может без опасения, без спешки привыкнуть к дыханию по своей воле.

Перерезать пуповину немедленно — значит грубо лишить мозг кислорода, на что все существо реагирует очень сильно: паника, бурное возбуждение, душераздирающие крики. Мы создаем самый значительный стресс. Насколько мягче и нежнее вхождение в жизнь, если пуповина цела!

Гармоничный и быстрый переход из одного мира в другой. Кровь, в свою очередь, плавно, без толчка меняет дорогу… через некоторое время дыхание становится полным и глубоким, свободным и радостным."

При интенсивном кислородном воздействии возникает окисление, и у младенца как бы "обжигаются" нежные ткани легких, а также наиболее чувствительные, неокрепшие нейроструктуры мозга.

Сразу же с появлением на свет малыш начинает ощущать на себе силу земного притяжения. Он чувствует себя подобно космонавту, на которого действуют перегрузки. Гравитация сминает, сдавливает ткани его тела, в том числе и мозга. Напомним, что в материнской утробе ребенок находился во взвешенном состоянии, близком к невесомости. По мнению К. Э. Циолковского, система гравитации создала для человечества эволюционный тупик, своего рода "гравитационную колодку", и дальнейшее увеличение размеров черепа, как и объема мозга, возможно лишь на планетах с меньшим притяжением.

К "прессу земного тяготения" добавляется постоянное статическое напряжение от тугого пеленания, которое в сущности противоестественно, в животном мире ему нет аналогов. Наоборот, после рождения ребенок должен получить возможность реализации своей естественной потребности в движении. Но это возможно лишь вне тугих пеленок, а еще лучше — в водной среде.

В клинике не пеленают ослабленных и тяжело больных детей, избегая дополнительной нагрузки и создавая для них щадящий режим. Физиологически пеленание не оправдано и не должно быть традиционной, обязательной для младенца процедурой, несмотря на заявления Бутейко.

Возможно, древний инстинкт когда-то очень давно подсознательно диктовал матери стереотип поведения: обездвижить дитя, чтобы отвлечь от него, спрятать от покушения, скажем, хищника, который реагирует обычно на движущуюся добычу. Все живые существа прячут своих детенышей в гнездах, норах, яйца зарывают в песок. На Руси существовал обычай прятать детей чуть ли не до года "от дурного глаза" и всяких напастей. Некоторые горные племена и сейчас прячут грудных детей в темных чуланах.

Мать пеленает свое дитя и по традиции — так делали ее предки. Но делает это она и из чисто бытовых соображений: не будет мешать, не уползет, не упадет из кроватки, не поцарапается и т. д.

Да, для матери так спокойнее — у нее освобождается время, она может поспать или что-то сделать. Но хороша ли принудительная скованность для самого ребенка?

Пеленки — это смирительная рубашка, это — "китайская туфелька", сдерживающая развитие. Сдавленный, смятый гравитацией и тугим пеленанием, младенец обречен на вынужденное затворничество. Искусственно создаваемый двигательный дефицит (гиподинамия) сдерживает физическое развитие, угнетает не только моторику, но и психику: гасится активность, нет естественного и свободного выражения эмоций, которые обычно проявляются вместе с движениями.

Еще Аристотель утверждал: "Ничто так не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие". И, действительно, ни одно живое существо не выдерживает принудительного и долгого обездвиживания. В итоге: потеря способности к осмысленным произвольным действиям, оцепенение, угасание жизнедеятельности, необратимые изменения и смерть.

Как правило, младенец проводит почти все время лежа на спине, то есть опрокинутый навзничь. Физиологически это самое невыгодное положение. В жизни лежачее положение — чаще всего — символ слабости. Упасть на спину — это, как правило, — признать поражение, отказаться от борьбы, а в биологическом плане это — свертывание жизненно важных функций. Не случайно умирание у многих животных, птиц, насекомых и рыб связано с переворачиванием на спину.

Если животных после большой физической нагрузки класть на спину, у них затрудняется дыхание, нарушается гемодинамика, иногда начинаются судороги, они долго не приходят в себя и могут погибнуть. Кстати, в тренерской практике замечено, что если спортсмен после интенсивного бега, не отдышавшись, ложится на спину, у него резко нарушается жизнедеятельность, особенно работа сердечно-сосудистой и дыхательной систем. Врачи-реаниматоры также заметили такую особенность: если тяжело больные подолгу лежат на спине, их жизнеспособность заметно снижается.

Все животные, передавая свои родительские программы, стремятся помочь детенышам пробудить их двигательную активность, чтобы они быстрее вошли в жизнь, обрели самостоятельность. В мире людей, наоборот, к этому почему-то другое отношение, несообразное с активной сущностью всего живого. Справедливо утверждал Вольфганг Гете: "Природа не знает остановки в своем движении и казнит всякую бездеятельность". Нередко родители изнеживают своих малышей и формируют в них пассивное отношение к восприятию мира, воспитывают малоподвижными, вялыми, слабо приспособленными к жизненным трудностям, незащищенными, не готовыми к жизни.

Мало двигаясь, весьма затруднительно активно познавать мир. Обездвиженный младенец обречен не только на двигательный, но и на информативный голод. Впечатления его мизерны, они ограничены четырьмя стенами и потолком над головой.

Это нередко, хотя и не по своей вине, чрезмерно сытый, перекормленный, раздутый до предела "обжора и ленивец". Систематическое переедание — это почти всегда отравление. Переедание ведет, как правило, к ожирению, а впоследствии — к нарушению обмена веществ и различным болезням. Диатез, аллергия, кожные заболевания — чаще всего следствия недоброкачественности, несовместимости или переизбытка потребляемых продуктов, которыми заменяют драгоценное материнское молоко.

Младенца держат обычно в теплом, влажном микроклимате пеленок, как в своего рода отстойнике. Вспомним слова Уильяма Блейка: "Стоячая вода ядовита". Дитя парится, потеет и преет. Пот впитывается через кожу и попадает в организм, неся в себе ядовитые, токсические вещества. Спасти от этого может только частое пребывание на воздухе и в воде. Ребенок должен находиться в воде столько же времени, сколько и на суше — это панацея от многих проблем в его жизни.

Об этом ярко пишет Фредерик Лебойе в книге "За рождение без насилия":

"новорожденный не видит? Это написано в книгах. Это в сознании всех людей. Потому что иначе как представить себе, что кто-либо мог устремить на ребенка такие прожекторы, которые не вынес бы ни один хирург?

Глух ли новорожденный? Не более, чем слеп. Когда он появляется на свет, он уже давно все слышит. В теле матери он узнает так много звуков! Скрип костей, урчание кишечника и такой важный барабан, просто колдовской — сердце. И более грандиозная вещь, иногда, как дуновение ветра, иногда, как ураган — ее дыхание. Затем — слово — "ее" голос, это единственный по тембру, модуляциям, настроению голос, с которым растет ребенок. А шум окружающего мира? Ребенок знает голос своего отца задолго до того, как встретит его. А все вместе — какой великолепный концерт! Конечно, все это смягчено, ослаблено, притуплено околоплодными водами…

Как грохочет этот мир… Наши голоса, наши крики должны казаться несчастному младенцу тысячекратным раскатом грома…"

Сразу с появлением на свет новорожденного отнимают от матери, лишают связи, защиты, опоры. Таковы традиции наших родильных домов. Телесный контакт "мать-дитя" — самый чувствительный и сильный. Малыш в это время целиком и полностью находится в биополе матери, во взаимодействии с нею. и страх потерять ее — это дополнительный стресс, который отложится в подсознании на долгие годы.

В животном мире детеныш, не получивший в первые минуты жизни материнского молока, может погибнуть. Отнятых на несколько дней новорожденных обычно не принимают в свою семью самки многих млекопитающих. Крысы пожирают искусственно воспитанных крысят. В опыте крысята изолировались от своей матери. И уже во втором поколении они даже при достаточном наличии пищи просто пожирали свое потомство.

Выжившие без материнского молока детеныши в дальнейшем не склонны давать потомства. Искажение биологического инстинкта продолжения рода несет в себе расплату за нарушение законов природы.

В другой серии опытов показано: если родившуюся обезьяну воспитывает не ее родная, а, так сказать, "чужая мама" (не обезьяна), то в дальнейшем, лишенная родительской любви и ласки, она испытывает затруднения с партнером, не может спариться, а с трудом родив детеныша, становится по отношению нему агрессивной и нередко загрызает. Если отнятие детеныша от самки делать в ряде поколений, произойдет поломка материнской программы воспроизведения потомства, разрушение материнского инстинкта наследственности. Подобное происходит и с людьми: аборты, подкидыши, извращения…

Адаптация новорожденного к внешней среде, приспособление к новым условиям жизни имеет свои закономерности, сформированные миллионами лет биологического кодирования. На это четко указывает Д. Ч. Пирс в книге "Волшебный ребенок вырастает":

"Воссоединение начинается между матерью и ребенком еще в утробе, — пишет Джозеф Чилтон Пирс. — К рождению эти узы хорошо установились, но они должны быть затем подтверждены и восстановлены после родов."

Перескажем дальше: при универсальной позе грудного кормления удовлетворяются и стимулируются потребности для развития пяти чувств — тактильного, зрительного, слухового, обонятельного и вкусового. Укрепляется также духовная связь матери и ребенка.

Если младенец после рождения голенький лежит на груди или животе матери, это обеспечивает контакт "кожа к коже". Нежное поглаживание тела малыша, легкий массаж стимулирует деятельность нервных окончаний кожи.

Лучше, чтобы первое прикладывание для кормления было к левой груди, тогда малыш услышит знакомое сердцебиение матери и еще, конечно же, столь родной и близкий ее голос. Женщины, родившие детей дома, делают это интуитивно.

Расстояние при кормлении должно быть не более тридцати сантиметров от лица матери — это обеспечивает у ребенка формирование согласованности глазных мышц для фокусирования и отслеживания движения и, в результате, дальнейшее нормальное функционирование зрения.

Лежа у матери на груди, малыш чувствует ее запах, который он мгновенно выделит из запахов других матерей и будет "цепляться" за него. Так, вторично воссоединяясь с матерью, малыш обретает собственное "Я".

Кормить младенца грудью лучше в таком положении, когда его позвоночник скручен, что важно для развития костно-мышечного аппарата. Заметим при этом, что кормление в воде, когда малыш сосет грудь, находясь, к примеру, в ванной вместе с мамой, создает ряд преимуществ. И это — помимо ускоренной адаптации к водной среде, общеизвестного закаливающего и тонизирующего эффекта. В воде ребенок сосет активнее и высасывает больше молока. Таковы в общем проблемы адаптации младенца в новой для него среде, утверждение в наземной жизни.

АДАПТАЦИЯ НОВОРОЖДЕННОГО РЕБЕНКА К ВОДНОЙ СРЕДЕ

"…вернуть к жизни естественные, но заторможенные
и недоразвитые плавательные рефлексы младенца,
приучать его к воде и учить там жить."
(проф. Е. Е. Беленький)

Мифы о водяных, русалках и сиренах возникли не на пустом месте. Не являются ли эти сказочные образы косвенным свидетельством о людях, которые вели водный или полуводный образ жизни и были адаптированы к воде в очень высокой степени?

Сравнение человека с различными видами животных совершенно четко и определенно показывает, что двигательные возможности появившегося на свет малыша несравненно выше, чем обычно реализуемые.

Животные, ведущие высокоподвижный образ жизни, имеют своеобразный двигательный механизм: после рождения детеныш через час — два ведет активное существование, может бежать почти со скоростью взрослого. У человека этот механизм подавлен, как бы парализован. Эволюция человека такова, что он не мог конкурировать со многими хищниками и должен был обездвижить себя, прятаться. Если запустить у ребенка этот механизм с рождения, он может ползать и плавать с первых дней жизни.

Только что родившийся человек всем своим существом заявляет о желании двигаться. Невозможно представить себе неподвижным здорового ребенка. Жан Жак Руссо, выдающийся философ и просветитель, призывал не пеленать ребенка, дать ему свободу. Но под свободой надо понимать не пассивное состояние, а вполне самостоятельное и активное освоение мира. Для младенца это — свобода движения.

Имея физиологическую потребность в постоянном движении, младенец познает мир прежде всего через свободную моторику, большую общую подвижность, двигательную активность, Это — естественный способ самопознания и взаимодействия с внешней средой. Известный педагог и ученый Н. Д. Ушинский утверждал: "Сознание времени и пространства, а равно и измерение их, рождается из чувства наших собственных произвольных движений."

Мозг человека и человекообразной обезьяны во многом схож морфологически и функционально. Но богатейший опыт общения среди людей необычайно развил человеческий мозг, наделил человека пытливостью, фантазией, расширил его творческие возможности.

Также мозг дикаря и академика принципиально ничем не отличается. Разница в том, какую информацию получили они и усвоили в течение жизни, в том, насколько интенсивно развивался тот или иной мозг.

Диапазон движений младенца весьма обширен. Они лишь кажутся нам бесполезными и несовершенными. Не стоит обвинять природу в нерациональности. Природа не ошибается. Нам надо обратить пристальное внимание на двигательные задатки и способности новорожденного, и именно с самого рождения создавать ему условия для максимального проявления двигательной свободы. Ведь это наиболее интенсивный период формирования человека.

Как же запустить этот двигательный механизм с самого рождения, если малыш еще даже не ползает? Это можно сделать с помощью гимнастики. Динамические и статические упражнения вполне посильны и необходимы детям любого возраста. Но этого недостаточно. Может быть, использовать водную среду? Конечно! Если учесть, что девять месяцев плод развивался в водной среде, то новорожденного правильней считать скорее водоплавающим, нежели сухопутным существом. В жизненном опыте младенца водное обитание не является чем-то принципиально новым.

Младенец физиологически готов к освоению водной стихии: он двигался, перемещался в околоплодных водах, у него есть определенный плавательный опыт. И теперь мы вновь помещаем его в сходные условия, в ту же водную среду. Только теперь это уже большая вода.

Новорожденный обладает так называемым "брыкательным" рефлексом и большой моторной подвижностью. Следовательно, адаптировавшись в большой воде, он обязательно поплывет. Он не сможет не поплыть. Самое страшное для него — страх и неверие взрослых. Все младенцы стопроцентно обучаемы плаванию, чего, к сожалению, не скажешь о взрослых. Чтобы малыш не был полностью подавлен страхами и отрицательным водным опытом родителей, ему необходимо делать беби-йогу. Йога — это не только работа с телом и волей. Это проработка качеств на уровне души. Эти качества улучшаются в подвижном гибком позвоночнике. Там же неврогенные центры, жизненная энергия кундалини и сплетения нервных окончаний. Все это стимулирует функции гипоталамуса, гипофиза, эпифиза и вилочковой железы.

Ребенок, даже не очень удачно прошедший родовой канал, полностью реабилитируется за счет комплексного включения "дух", "душа", "тело". Фредерик Лебойе так описывает этот процесс:

"…ребенка берут и погружают в воду… Очень медленно. Как только малыш погружен, его вес исчезает. Исчезает его тело, которое только что его обременяло. Он плавает. Опять нематериален и легок. И свободен.

Его удивление и радость безграничны…

Руки, поддерживающие ребенка в воде, чувствуют, что малыш полностью доверился им. То, что могло порождать страх и напряжение, теперь тает, как снег под солнцем. Все, что еще может оставаться в теле малыша зажатым, напряженным, застывшим, начинает жить и двигаться."

И еще, что чрезвычайно важно, ребенок обладает способностью к длительной задержке дыхания, то есть устойчивостью к гипоксии. Существенное значение, по мнению академика И. А. Аршавского, имеет не только сама по себе двигательная активность, увеличивающаяся в воде, но и способность ребенка, находящегося в воде, к нырянию. Погруженный в воду, он не может захлебнуться, так как при этом тотчас же отвечает рефлекторной остановкой дыхания на выдохе (до 4-5 секунд). Дыхательный центр новорожденного обладает высокой устойчивостью к кислородному голоданию, и при прекращении доступа воздуха может совершать свою автоматическую деятельность за счет анаэробного пути обмена веществ. Необходимо поддерживать и развивать эту уникальную способность ребенка. Без постоянного подкрепления плаванием и нырянием она быстро теряется.

Без приобщения младенца к водным условиям с первых мгновений жизни у него сразу начинает перестраиваться отношение к водной среде. Ранее естественная, она становится ему чужеродной, у него теряются многие важные свойства, сформированные еще в пренатальном периоде, данные ему самой природой. В дальнейшем этот пробел компенсируется весьма трудно; и то лишь при упорных, систематических водных тренировках.

Малыши быстрее адаптируются к водным условиям, если вместе с ними плавают их родители или братья, сестры, другие дети (а в море — дельфины). Это создает психологическую и биоэнергетическую защиту. Можно без страха, задерживая дыхание, сосать под водой мамину грудь или просто плавать на глубокой воде, брыкаясь ножками.

Что же дает ребенку постоянное и длительное общение с водной средой? У плавающих младенцев (по сравнению с неплавающими) более высокий уровень физического развития. У них ловкие, координированные движения, сильные мышцы, быстрая реакция, выносливая нервная система.

Реализация в воде врожденных брыкательных движений, постоянный водный тренинг ускоряет процесс формирования движений на суше. Плавающие младенцы раньше начинают сидеть, стоять, ползать и ходить. Доказано, что развитие физиологических систем у детей, рожденных в воде и плавающих с рождения, происходит более интенсивно и значительно раньше, чем у детей, родившихся в обычных условиях. Это относится к двигательному анализатору — его корковому отделу (двигательная зона коры головного мозга) и к его периферической системе (нервы, мышцы, связки, суставы).

Не вызывает сомнения, что подвижный ребенок, тем более плавающий с первых дней жизни, быстрее формируется не только физически, но и психически. Надо лишь предоставить ему в дальнейшем относительно широкое поле деятельности для свободного и разнообразного проявления его задатков и способностей в играх, пении, танцах…

Малыши, плавающие с рождения, смелы, самостоятельны, активны. У них развивается пространственно-временная ориентация, приспособляемость к новым условиям, раньше проявляется исследовательский, познавательный инстинкт, в целом у них выше адаптивные способности.

Плавание, кроме всего прочего, является очень глубоким прорывом подсознания к умению управлять своей психикой, эмоциями, справляться со своими внутренними страхами, недугами.

Плавание и ныряние младенца — это мощная система организации жизненных возможностей ребенка не только в плавании, как таковом, но и в жизни. Очень перспективен опыт моржевания, начинающийся в период беременности мамы и продолжающийся после рождения малыша.

Психологи, исследовавшие "водных" детей, отмечают их дружелюбие, готовность помочь другим, философскую настроенность по отношению к жизненным неурядицам. Это сильные в психологическом плане люди, обладающие необыкновенной энергией; а сильный человек никогда не станет самоутверждаться через жестокость.

Традиционные методы обучения малышей плаванию основаны, видимо, на ошибочном принципе: "Чем старше ребенок, тем он быстрее и лучше научится плавать." На это есть весьма веские возражения. Новорожденные и грудные младенцы обладают специфическими и совершенно уникальными свойствами. Это удивительная восприимчивость к тому, что встречается в их жизненном опыте (на основе высокой пластичности корковых процессов); это способность задерживать дыхание под водой (в связи с большой устойчивостью к гипоксии); отсутствие стойкого страха к воде (водобоязнь еще не сформировалась), брыкательные (в воде почти брассовые) движения, подражательный рефлекс (проявляется, если мама плавает вместе с малышом); возможность использования такого стимула, как пищевое подкрепление (поощрение за усвоение плавательных навыков и выполнение различных заданий в воде). Помимо того из-за легкости еще неокрепшей костной и мягкости, почти студенистой мышечной ткани, грудной младенец обладает невысоким удельным весом в воде. Это относительно легко удерживает его на поверхности воды, придает ему хорошую плавучесть. Эти свойства даны младенцу самой природой. Они позволяют только что родившемуся ребенку сразу же поплыть, причем самостоятельно, без поддержки, погружая голову в воду и задерживая дыхание.

Так, давно уже теоретически разработанная и практически осуществленная идея: "Плавать раньше, чем ходить!" воплощается в новую: "Плавать раньше, чем ползать!" Да еще и играть, плавая и ныряя!

На основании многолетних исследований и практической работы по обучению новорожденных и грудных детей плаванию можно сказать со всей определенностью: чем младше дети, тем они быстрее осваиваются в воде, что можно назвать "инстинктивным" плаванием.

Распространенная в настоящее время методика обучения грудных детей плаванию на спине с надувными колечками и подушечками под головами нецелесообразна. Такие дети, освоившие плавательные движения, все-таки боятся воды, не опускают в воду голову, остаются водными невротиками. При какой-либо неудаче на воде ими овладевает панический страх. Если вдруг что-то случается с надувным матрасиком (прохудился, вылетела пробка, выскочил из-под головы); или малыш, плавая, перевернулся головой вниз, есть риск, что он начнет захлебываться и тонуть.

Весь смысл приучения малышей к большой воде и обучения плаванию в том, чтобы ребенок преодолел водобоязнь и полностью освоил все водное пространство, то есть умел подолгу плавать и нырять, задерживая при этом дыхание. На этом фоне наивно выглядят 20-минутные занятия два раза в неделю. Они мало что дают. Дети так и не научатся плавать.

Необходимо всегда придерживаться правила: приучать детей к воде только тогда, когда ребенок голоден. Сытый он пассивен, его клонит в сон, работа с ним не будет эффективной. Когда же он голоден и оказывается под водой, он активно сосет и забывает про страх. Когда голодный ребенок появляется над водой и делает вдох, не слышно его крика, этой реакции на неожиданную или неправильную ситуацию. В воде доминанта смещается от страха в сторону получения пищи. Так, через пищевое поощрение подкрепляется рефлекс задержки дыхания. В итоге это становится основным элементом освоения водной среды.

С кормлением в воде малыш легко и быстро осваивается в водной среде. Через несколько месяцев он будет плыть за мамой под водой, подолгу задерживая дыхание. А затем просто с удовольствием плавать, выныривая, когда это надо, из воды за воздухом — как это происходит у водных млекопитающих.

Многие родители боятся погружать ребенка с головой в воду: вода попадет в ушки, ребеночек захлебнется — не утопить бы… Кстати, об ушках. Если при погружении зажимать у малыша носик, то блокируется связь носоглотки со слуховым каналом и вода не будет попадать во внутреннее ухо. Через несколько месяцев при упорных ежедневных занятиях малыш будет неплохо нырять и плавать С первых дней после рождения младенец должен выполнять в воде определенную и весьма значительную нагрузку, так сказать, "зарабатывать себе на пропитание". Не надо этого бояться. После большой нагрузки аппетит у ребенка будет превосходный, а сон глубокий и полноценный. Не нужно опасаться повторять много сотен раз какие-то отдельные упражнения для выработки и закрепления плавательных навыков.

Плавать по несколько часов в день — это необходимый минимум. К полутора годам жизни малыши уплывают вместе со взрослыми далеко в море, резвятся там с дельфинами, или участвуют в километровых заплывах. Кстати, ниндзя, славившиеся боевыми и физическими качествами, обучали детей плавать и нырять с грудного возраста. Малыши должны были не только удерживаться на поверхности воды, но и демонстрировать свое подводное искусство.

Однако, очень важно понять, что преобладание одностороннего, преимущественно физического развития может привести к духовному обеднению растущего человека. Цель водного развития — не "малыш-робот", плавающий круглые сутки, а гармонично развитый ребенок, полноценно раскрывающий все, чем наделила его природа.

Наша задача — соединить акватическую подготовку с интеллектуальным и нравственным развитием, включить акватренинг в общую целостную систему воспитания ребенка. Это реально только в том случае, если родители любят свое дитя по-настоящему, серьезно с ним занимаются и предоставляют возможность для разностороннего развития. Хорошо гармонирует с активным образом жизни обучающая грамоте и математике система Зайцева с музыкой и песнями.

В основу работы с детьми на воде заложены не только техника и методика обучения плаванию, но и определение уровня физического и психического развития, и учет состояния ребенка на данный момент, и, в итоге, выработка индивидуального подхода к нему на занятиях. Не надо путать водную терапию при лечении тяжело больных детей, где действительно иногда нужно держать малыша в воде все 24 часа в сутки, с водной адаптацией здорового ребенка. Здесь могут быть разные цели: адаптационные (к водной среде) и лечебные.

Акватическая система воспитания включает в себя пренатальную водную подготовку беременной женщины, водные роды и приучение ребенка к воде с периода новорожденности. Это не только облегчит роды, но и даст возможность малышу освоить водную стихию и расти здоровым, двигательно развитым, физически крепким и выносливым. Но такое "водное образование" младенца требует от мамы серьезной плавательной и методической подготовки и полной убежденности в том, что вода — безопасная, оздоровительная среда, и что она является мощным стимулом для развития детского организма.

Обучение плаванию, физический тренинг — это, так сказать, одна сторона медали. Другая в том, что водная среда — это мощный стимул в развитии психики, нервной системы, мозга ребенка. Большая динамическая работа в воде имеет широкий спектр воздействия на интеллект растущего человека. В движении малыш начинает познавать свои возможности, адекватно реагировать на сигналы внешнего мира, накапливать двигательный, а с ним и жизненный опыт, уметь управлять своими чувствами, формировать волевые черты характера, справляться с внутренними страхами, даже болезнями. Это глубокий прорыв подсознания к умению владеть собой.

Обитание новорожденного в водной среде дает ему радость и свободу движения. Родившись в воде, выйдя в большую теперь воду, крохотное дитя свободно в ней двигается. Вместе с мамой, даже с целой еще пуповиной.

Малыш опробывает свойства большой воды, ее температуру, упругость, податливость. Брыкаясь ножками, он может придать себе ускорение, догнать движущийся предмет, приспособить свои движения к движению других предметов. Двигательные действия младенца в воде еще не осмыслены, рефлекторны, разноплановы. Но это — поиск! Движение — это главная обобщенная приспособительная реакция к новым условиям существования.

Запуск к действию двигательных механизмов стимулирует деятельность всех систем и функций организма.

Активно двигаясь, а это может быть только в воде, новорожденный формирует и укрепляет свое тело, мышцы, суставы… И свой мозг! Творит самого себя!

Двигаясь, только что родившееся дитя попадает в мир знакомств и открытий. Как интересен этот мир! Ему встречаются на пути новые, неожиданные и самые различные ситуации. Их набор увеличивается с каждой минутой. И каждый раз он реагирует по новому, собственно с той или иной обстановкой. Пусть порой это путь проб и ошибок. Но как важен этот путь.

Информацию из внешней среды малыш соотносит к своим возможностям, опробывает на себе. Так он познает мир, так он учится жить.

Движение позволяет ребенку узнать и раскрыть его телесные свойства — тактильно-мышечные ощущения, работу мышц и суставов. В воде он что-то ощупывает, опробывает, он отталкивается, скользит, преодолевает.

Движение — это школа жизни. Активно двигаясь, он что-то узнает, вспоминает, сравнивает, выделяет, сопоставляет сходное, различает отличное, устанавливает связи.

В воде малыш решает непростые задачи: подплыви — получишь грудь мамы. И варианты: заплыви, поднырни и т. п. Развивается инициатива, сообразительность, находчивость, волевая основа характера.

Мир для плавающих младенцев оказывается все более открытым и интересным. Освоение водной среды — это одно из средств самовыражения и самосовершенствования с первых шагов в жизни. У таких детей гораздо меньше страха, агрессивности, они более спокойны, уравновешены, дружелюбны и доброжелательны ко всему окружающему; нередко становятся, просто и естественно, лидерами среди своих сверстников. Они более восприимчивы к интеллектуальной деятельности и нравственной ориентации в общественной жизни. Они рано начинают говорить, быстрее осваивают различные виды и формы интеллектуальных проявлений. У них в дальнейшем лучше развивается воображение, успешнее реализуются потенциальные способности к рисованию, пению, танцам, музыке и другим видам творчества.

Вот как рассказывает М. Дмитрук в книге "Как дожить до третьего тысячелетия" о своем знакомстве с "водной" девочкой Аней Шенсон: "Я разговаривал с Аней. Она выражала свои мысли фразами из пяти-шести слов. Для годовалого ребенка это редкость. А речь ее трехлетней сестры приближалась к уровню первоклассницы — с крохой можно было общаться почти на равных. Объяснение простое: занимаясь физическим совершенствованием детей, родители не забывали и об интеллектуальном развитии. Рассыпали, например, на дне бассейна пластмассовые буквы и просили достать "а" и "б", и так далее. Старшая, Таня, выстраивала из букв слова и радостно читала их Ане. Вместе они любили смотреть диафильмы… сквозь прозрачную стенку бассейна."

Свежие комментарии