Неотвратимость смерти в нашей жизни

Ложь ОДИННАДЦАТАЯ. «В родильные дома Москвы уже не раз доставлялись женщины после таких родов с массивной кровопотерей, с резким снижением артериального давления, в шоковом состоянии. Жизнь их удавалось спасти с большим трудом.», «Я, к сожалению, видел несколько случаев, когда женщину привозили в роддом в состоянии, близком к клинической смерти, почти с нулевым артериальным давлением, с кровотечением, иногда — с мёртвым плодом.», «В ночь на вторник в одной из московских квартир рожала женщина. Рожала, согласно занесённым лет десять тому назад веяниям, дома в ванной. Итог родов печален: младенец захлебнулся. Прибывшей «скорой» откачать ребёнка не удалось.», «Вот сценарий одного из последних происшествий: мать четырёх детей, рожавшая в ванной, получила разрыв матки. Женщину удалось спасти: «скорая» увезла её в роддом, где благодаря переливанию крови самих сотрудников женщину откачали.», «С начала года врачи зафиксировали восемь случаев «родов в воде», и ни один из них не был удачным.», «Мы потеряли, ну, два десятка детей, которые были утоплены в ваннах после этой подготовки (Голос за кадром: «в течение одного года»). Мы не потеряли, с трудом, несколько женщин, которые остались живы только благодаря тому, что их врачи, отдавая собственную кровь, в родильном доме успевали прооперировать.», «Одиннадцать детей погибло в 1995 году в результате применения родов в воде, и только благодаря слаженной работе медиков не погиб никто из женщин. Такую информацию сообщили вчера на пресс-конференции в Департаменте здравоохранения Москвы. Точное число попыток родов в воде неизвестно, так как они предпринимались во внебольничных условиях.», «В прошлом году только в морге Филатовской больницы было 11 таких младенцев. Истечь кровью от разрывов внутренних органов может и мать — было несколько случаев, когда рожавших дома едва успевали довезти до роддома и там персонал экстренно сдавал кровь для переливания. Спасали.».

Да, очень безрадостная ситуация. Но любезный читатель, видимо, не совсем в курсе того, что домашние роды более безопасны, чем роддомовские. И ложь эта является наиболее страшной и наказуема перед Богом сильнее других обманов.

Очень просто развенчать явную ложь, связанную с моргом Филатовской больницы. В сие мрачное и загадочное для не имеющих к нему доступа людям не так просто попасть даже покойникам. Чтобы попасть в него, младенцу должно быть на роду написано родиться в одном из московских родильных домов. Этакая тавтология. А всем рождённым дома и невинно убиенным там же надлежит попадать в другой морг. В тот, где есть судебно-медицинская экспертиза на случай обнаружения злого умысла при смерти младенца дома. А поскольку гибнут младенцы далеко не каждый день, то и морг для таких «утопленников» после экспериментов с «жуткими домашними» родами определён всего лишь один. Для столицы нашей Родины это — Второе танатологическое отделение первого медицинского института, То бишь Академии по-нынешнему. Оно расположено по адресу Хользунов переулок, дом 7а, район метро «Фрунзенская», тел. рабочий 246-64-68. Если мне не изменяет память, то всего лишь один-два патологоанатома имеют право работать с «водными утопленниками-младенцами». Можно при желании даже назвать их всех поимённо. Но не буду тревожить честных людей всуе. Поэтому миф о московских моргах, заваленных трупами утопленных в домашних ваннах младенцах, так и останется мифом. Как бы ни хотелось этого сударю Блошанскому. Причём, половина реально погибших, а не мифических, младенцев погибла при действительно авантюрных самостоятельных родах. Наши роды являются подготовленными, к ним готовятся долгие месяцы. А просто так прочитать о пользе домашних родов и родить нормально далеко не у всех получается.

При рассмотрении предыдущей лжи сударя Блошанского, я уже говорил о более безопасном методе водных родов. Поэтому «в прошлом году только в морге Филатовской больницы было 11 таких новорождённых» — Это были ваши родильно-домовские дети. А ведь помимо Филатовской, по Москве есть и ещё подобные «злачные» местечки.

Но как же дело обстоит в реальности? Попробуем задаться себе этим вопросом.

Может ли не быть младенческой неонатальной смертности в принципе?

Я думаю, что нет. Хотя к фаталистам я себя и не причисляю. Посмотрим прямо в глаза фактам. Они говорят о Неизбежной смерти части детей в раннем, то есть неонатальном периоде жизни.

«SCHLESINGER и NESBIT (1961) опубликовали ошеломляющие данные, характеризующие масштабы и соотношение потерь, возникающих в перинатальный период. Смертность во вторую половину беременности, во время родов и в первые 7 дней после родов количественно соответствуют смертности в возрасте от 7 дней до 40 лет!» («Интенсивный родовой блок» под ред. Л. ЛАМПЭ, Будапешт, издательство Академии наук Венгрии, 1979 год, стр. 15). Но может быть так мрут дети только за рубежами нашей Родины? Я уже похвалился тем 44 местом в мире, которое мы «заслуженно» занимаем благодаря усилиям достославных наших тружеников скальпеля. Но и по России кое-что сказать можно. «В нашей стране перинатальный период ранее определялся как промежуток времени от момента рождения плода при сроке беременности 28 недель и более, росте 35 см и более, массе 1 000 г и более до 7 дней (168часов) после рождения.

Медико-социальная значимость перинатологии состоит в том, что перинатальный период хотя и составляет менее 0,5% от всего срока жизни, однако на этот период в развитых странах приходится такое число смертей, которое превышает смертность в результате всех других причин вместе взятых в возрасте до 65 лет.» (Руководство для врачей «Ведение беременности и родов высокого риска» под общей редакцией Т. Ю.ПЕСТРИКОВОЙ, Москва, издательство АО фирмы «Релакс», 1994 год, стр. 216). Может ли Россия быть отнесена к развитым странам? Пусть решает любезный читатель…

А вот свежие новости от Минздравмедпрома.

Если мы примем всю материнскую смертность за 100%, то «от прямых акушерских причин погибло 59,4% родильниц, от непрямых — 40,6%. В городских стационарах — от прямых акушерских причин погибло 71,4%.» ( БУРДУЛИ Г. М. и ФРОЛОВА О. Г. «Репродуктивные потери», Москва, издательство «Триада-Х», 1997 год, стр. 168)

«Нетрудно представить реакцию родственников умершей, когда они увидят, что во врачебном свидетельстве о смерти вместо заключения о своевременных родах, позднем токсикозе, по поводу которых пациентка было госпитализирована и оперирована, значится: «наркозная смерть» или «анафилактический шок на введение реомакродекса». Частота ятрогений (болезней и осложнений по вине медика) несомненно отражает уровень подготовки медицинского персонала. В связи с этим сведения о ятрогении, по-видимому, никогда не будут полными по ряду причин: трудности диагностики, юридическая сторона дела, психологический барьер коллегиальности (небезызвестная «честь мундира»), существующий почти в каждом медицинском учреждении, и др.» (Там же, стр. 176).

«У нас в стране по данным выборочных исследований в ряде городов, на разных этапах выхаживания новорождённых, инфекционные заболевания выявляют у 50-60% госпитализированных, в том числе у 70% недоношенных. (Вот она интенсивная терапия!) Аналогичные данные приводит и Л. А.ГЕНЧИКОВ (1991), указывая также, что анализ 2033 протоколов вскрытий новорождённых Москвы показал, что у 37,4% умерших детей инфекционная патология, в основном внутрибольничного происхождения, была основной причиной смерти, сопутствовала или осложняла течение основного заболевания. Ведущее значение в инфекционной патологии у умерших занимали пневмонии (38,6%) и генерализованные формы (22%).» (Н. П.ШАБАЛОВ «Неонатология», в 2-х тт, Санкт-Петербург, издательство «Специальная литература», 1996 год, т.2, стр. 415.)

Легче всего жить как страус: ничего не вижу, ничего не слышу. Но ведь Вам, дорогие беременные женщины и их близкие, всё равно придётся принимать РЕШЕНИЕ, ГДЕ и КАК ПОЯВИТСЯ ВАШ МАЛЫШ.

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии