О происхождении человека от водной человекообразной обезьяны

С оскудением мясной пищи

Палеоантропы находят

Симбиоз с обитателями водоёмов

                                                                         Д. Ф. Поршнев

Все нижнепалеолитические стоянки

Были расположены по водным берегам

И. Агильдиев

Среди различных гипотез об эволюции антропоидов — от первых обезьянолюдей до человека современного типа — находит своё место теория происхождения людей от водных обезьян.

Их реликтовым видом может быть признана обезьяна-Носач с острова Борнео, плавающая не хуже выдры.

Впервые с идеей водной обезьяны выступил в середине двадцатого века английский морской биолог А. Харди. Его поддержали за рубежом Э. Морган, Д. Пилбим, Л. Уоптсон, Э. Фоули, Я. Синдеблат.

Среди российских учёных эту проблему исследовали В. М.Белькович, С. Е.Клиненберг и А. В.Яблоков, также Д. Ф.Поршнев и, в последнее время Б. А.Диденко и О. Г.Посыпанов.

С изменением климата и оскудением пищи природа в ходе естественного отбора устроила для высших приматов своего рода полигон антропогенеза с различными вариантами генетических линий и условий существования.

Как обычно, в борьбе за сохранение вида при возросших трудностях выживают существа наиболее адаптивные, способные к относительно быстрой перестройке форм поведения, как и к изменению в ряде поколений морфо-функциональных признаков.

По данным археологических раскопок, примерно около полутора миллионов лет назад, в нижнем палеолите, значительная популяция археоантропов (высших прямоходящих обезьян, типа австралопитека) мигрировала к берегам рек (возможно и моря — по А. Харди), стала вести полуводный образ жизни и нашла симбиоз с обитателями водоёмов: им — остатки пищи, а себе — их мясо.

Освоение второй среды обитания создавало определённые преимущества.

В воде можно было спасаться от боящихся глубоководья наземных хищников — саблезубых тигров, больших гиен, волчьих стай.

Раньше высшие человекообразные обезьяны питались в основном растительной пищей, но, также, и насекомыми или мелкими грызунами. Теперь они устраивали погоню за речной добычей.

Помимо того, пологие речные берега, отмели и перекаты были природной приманкой и ловушкой для приходящих на водопой животных.

Убитые хищниками, они не поедались сразу. Туши их долго ещё оставались на побережье. При случае можно было полакомиться оставшимся мясом или костным жиром.

Самцы в поисках пищи обычно уходили далеко от стоянки.

Самки оставались на берегу с детёнышами. Они ныряли на глубину за рыбами и рептилиями или собирали на мелководье раков или моллюсков.

Рожали они в речной воде животом книзу, присев на корточки.

Водное рождение в таком положении сохранилось с тех давних времён у некоторых этнических групп Африки, Новой Гвинеи, Австралии.

У хорошо адаптированных в воде водных приматов детёныши были рядом с самкой.

Они плавали и ныряли, совсем ещё маленькие, крепко держась ручонками за её длинные волосы.

Однако, и малышки быстро научались плавать, брыкаясь по-лягушачьи ножками и при надобности подолгу под водой задерживать дыхание. Эта плавательная традиция бытует и теперь у папуасов. Их дети с самого раннего возраста адаптируются в большой воде и научаются плавать. Обитание в двух средах — водной и наземной — привело у мигрировавших к воде археоантропов к изменению некоторых анатомо-физиологических признаков.

В связи с почти постоянным пребыванием в водной среде на их теле исчез волосяной покров.

Форма носа приобрела конусообразную форму (ко рту), что при нырянии и плавании предохраняло от попадания воды в носоглотку.

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии