Один из законов Мэрфи

Для многих из нас первый ребенок — источник всех и всяческих страхов. Может быть, потому, что мы не знаем, как он может или должен расти-разви­ваться. Нас этому, как и всему остальному, никто не учил.

И все-таки самый точный ^диагноз» своему ребен­ку всегда можем поставить мы сами. Ведь день за днем мы общаемся с ним, наблюдаем, замечаем любую ме­лочь в его поведении.

Лиля:

Моему трехмесячному сыну врачи поставили диагноз "энцефалопатия", ссылаясь на один из известных симпто­мов: гипертонус мышц ног. Малышу были прописаны уко­лы — 30 штук, по три в день.

Первые сомнения у меня возникли, когда я прочитала в аннотации к прописанному лекарству слова о возможных побочных эффектах его действия. Они были лаконичны:

"При применении возможны: обмороки, судорожные состо­яния, тошнота, рвота, кома". Я не шучу.

К счастью для всех нас, именно в этот день из какой-то очередной долгой поездки вернулся Игорь Борисович Чарковский. Выслушав мой достаточно бессвязный рассказ, он, даже не взглянув на название лекарства, отправил его в мусорное ведро. Взял моего Вовку, "покрутил", вниматель­на заглянув ему в глаза —

— Держи, — сказал, передавая мне на руки сына. — Нет у него никакой энцефалопатии. И никогда не было.

—А гипертонус?..

— Гипертонус есть. Так он и должен быть — ты же его холодной водой обливаешь, а у «обливашек» гипертонус снимается недели на две позже, чем у «обычных».

—Но врач говорит.,.

— Да при чем тут врач! — рассердился на мою непо­нятливость Чарковский. — Кто ребенку мать — ты или врач? Кто его родил? Кто вырастил? Если врач тебе скажет, что Вовка дебил, ты поверишь?

— Но я же вижу, что он не дебил! — возмутилась я.

— И все остальное ты тоже прекрасно видишь и зна­ешь. Ведь правда? Ну посмотри на него внимательно! Ведь это —твой сын!

С тех пор, прежде чем давать ребенку лекарство — лю­бое! — я стараюсь узнать мнение хотя бы нескольких спе­циалистов. А вообще-то стараюсь и вовсе не давать ника­ких лекарств. По опыту знаю: чаще всего достаточно об­лить простывшего малыша несколько раз холодной водой, и болезнь как рукой снимет. И сам Володька, чуть почувст­вовав недомогание, просит: "Мама, облей водичкой!"

Но об этом мы расскажем в главе о закаливании. А сейчас, наверное, пришла пора поговорить об одном из очень важных моментов в практике сознательного родительства: о том, когда, как устанавливается контакт между вами и вашим только что появившимся на свет малышом. От момента первого контакта во многом за­висит вся ваша последующая совместная жизнь. И, наверное, надо все-таки знать какие-то основные правила общения с ребенком. А остальное вам подскажет интуиция. Что-то придет со временем, с опытом.

По появившееся в момент рождения (лучше гораз­до раньше) интуитивное понимание между вами и ма­лышом всю жизнь, наверное, будет главным в ваших взаимоотношениях, их основой.

Начать хотелось бы с простого — как всегда с ис­тории.

Историческая справка. На Руси испокон веку новорожденного старались не показывать посто­ронним людям. Считалось, чем меньше чужих глаз видит мамочку и малыша в первое время после его рождения, тем больше шансов ребеночка вырастить здоровым и крепким.

Даже в церковь мама с ребеночком могли прийти не раньше чем на 41-й день после его появления на свет — такими незащищенными были они оба. И к хозяйству, и к приготовлению пищи женщину целый месяц не допускали. И это было мудро. Первый месяц должен быть посвящен ребенку. Женщина должна быть сосредоточена на нем полностью, это — время нала­живания контакта между мамой и малышом-

В это же время происходит становление лактации. Если женщина проводит эти дни в спокойной любов­ной атмосфере, с молоком у нее впоследствии проблем не будет.

Первый день после рождения. Этот день в жизни мамы и малыша настолько важен, что о нем стоит по­говорить отдельно.

Как только малыш родился, необходимо сделать две несложные гигиенические процедуры.

Первое: глубоким поцелуем в носик и ротик вы легко очистите от слизи дыхательные пути малыша. И вовсе не нужно применять для этого грубые катеторы или другие механические приспособления, как это делают в больницах!

Второе: когда пуповина перестала пульсировать, ее нужно перерезать и перевязать. Это тоже совсем не сложно и не страшно.

Один из законов Мэрфи

Вы увидите: пуповина очень четко делится на две части. Первая часть идет от животика малыша, она пошире. Другая как бы продолжает первую, и струк­тура ее совершенно иная.

Первую часть пуповины мы не трогаем. Нужно от­ступить по второй ее части приблизительно полтора сантиметра (можно и больше, это не играет никакой роли, так как все равно через несколько дней отсохнет и отвалится) и перетянуть в этом месте шелковой про­спиртованной питью (продается в аптеке). Завяжите нить крепко на узелки (на два, на три, как вам захо­чется) и на месте перевязки обрежьте пуповину проспиртованными ножницами. Возьмите салфетку, на­мочите ее облепиховым маслом или бальзамом Шостаковского (припасены заранее) и наденьте на отросто­чек у живота малыша (на первую часть пуповины). Теперь возьмите бинт и сделайте малышу что-то типа «набрюшничка» — несколько раз оберните бинтом его животик и закрепите повязку. Смоченную салфетку вы будете менять малышу после каждого купания.

Перерезание пуповины — действие важное. Можно сказать, это — честь. Такая честь может быть оказана маме или папе. Или кому-то третьему, если мама и папа примут такое решение. Перерезание пуповины — точка в процессе родов. Великое свершилось. Теперь ваш ребенок полностью отделен от матери и окончательно вступил в самостоятельную жизнь.

Пас часто спрашивают, как соблюсти стерильносгь во время перерезания и перевязки пуповины — Вы, наверное, уже и сами догадываетесь, что мы отвечаем?..

Юля:

Когда я впервые увидела, как малыши рождаются в море, как все операции над ними совершаются на песча­ной косе у прибоя (разумеется, на пеленке, а не прямо на песке), я лично перестала бояться таких моментов. Сде­лайте ровно столько в плане стерильности, чтобы ваша душа была спокойна, и все будет хорошо.

Мы надеемся, что вы понимаете нас правильно и не станете перевязывать пуповину грязными руками, используя обычные нитки из швейной машинки. Мы ведь — о другом, правда?

Первые часы первого дня маме и малышу жела­тельно провести очень тихо и спокойно, рядом с близкими. Хорошо, если вокруг будет полутьма и ти­шина. Мы уже говорили о том, что в момент рождения на малыша обрушиваются чудовищные световой и зву­ковой удары. Поэтому желательно, чтобы и в самый момент его появления на свет не горел слишком яркий свет и не грохотала музыка.

Действительно, чуть раньше мы сами говорили и о том, что каждая женщина рожает в той обстановке, которая ей кажется наиболее приемлемой, а каждый малыш приходит так, как ему задано, но… Чаще все­го, на последнем этапе родов любой женщине инстинк­тивно хочется тишины, полутьмы, какого-то замкнуто­го пространства вокруг нес. Исключения достаточно редки.

В такой атмосфере лучше провести и первые часы с малышом, чтобы помочь ему освоиться в новом мире. Ведь не зря дети так часто рождаются ночью или на рассвете — когда темно и тихо.

Пусть папа пойдет на кухню и заварит жене чай:

Крапива, петрушка, мед. Такой чай придаст ей сил, согреет. Травы нужно класть щепоть на стакан. Вообще издавна на Руси мера всех трав — щепоть того, кто их заваривает. Наверное, стоит чуть подробнее рассказать о травах вообще, раз уж пришлось к слову, ведь Каждый из нас рано или поздно приходит к травам.

Неоднократно замечено: трава, купленная в аптеке не помогает. Та же самая трава, взятая у бабушки, — работает безотказно. (Не говоря уж о травах, которые вы собрали сами!) Почему? Одна и та же трава. Да и что в них особенного, в травах? А особенное в травах — все.

И самое важное — наполнение, посыл, который. в них закладывает тот, кто собирает (досыл — тот, кто доваривает, но без первого второе малодейственно). Тот, кто вступает в контакт с травами, обязательно должен обращаться к ним, к их душам с просьбой о помощи. И верить, что эта помощь придет. Собирая травы, опытные знахари не берут все подряд — они рукой, сердцем, внутренним взглядом видят, чувству­ют, какая именно трава им нужна. Стоит опустить руку, подождать, и рука сама найдет нужную травку. Потом следует спросить у травы разрешения сорвать ее, и услышать ответ. Поэтому рука одну травку сорвет, от другой откажется, над третьей замрет, задумавшись, подождет знака… Когда новоиспеченные заготовители приносят домой собранную траву мешками и корневи­щами — это просто смешно.

Ты ищешь свою траву. Ты зовешь ее сердцем. Она должна откликнуться тебе.

Пример совсем простой: вы пришли на рынок, чтобы купить зелени. И мало кто знает, что ему нужна не просто, скажем, петрушка. Ему нужна его пет­рушка. Надо сказать: «Ищу траву для себя!» Или:

«Ищу траву для жены!» (Тогда нужно «увидеть» свою жену, настроиться именно на нее.) И искать. Походить, посмотреть. У одного продавца захочется купить, у другого — нет. Одна травка так и манит к себе, другая (еще красивее, сочнее первой) оставляет вас равнодушными. Почему? Возможно, первая выросла в тихом и тенистом уголке сада — и именно такая энергетика вам сейчас необходима; а вторая —

На солнечном возвышенном участке — и поэтому не подходит вам. Возможно, за первой ухаживал, рас­тил ее мужчина, а вам как раз не хватает мужской энергии. Или — наоборот, женской — тогда вас по­зовет та петрушка, которую вырастили женские руки. Есть и другие секреты. Их много. В любом случае, ваша трава сама позовет вас, стоит только вниматель­но прислушаться. Она — ваша. Поэтому и мера всех трав — щепоть, своя рука, которая вас знает, все чувствует. Если же, и заваривая травку, вы обрати­тесь к ее душе, поговорите с ней, договоритесь о помощи — дело сделано!

Что ж, папа сделал вам чай, вы попили его, обрели силы. Лежите с малышом, он — рядом с вами или, если вы еще не наобнимались, у вас на животе.

Может быть, он уже снова проголодался?

Первые три дня после родов, как вы, наверное, зна­ете, непосредственно молока у вас не будет. Будет молозиво — ценнейший продукт. Молозива вполне до­статочно для малыша; оно настолько насыщенно всякими полезными составляющими, что никакого молока ему не нужно. Но держать малыша у груди надо не только пока он сосет — до тех пор, пока он сам не захочет от нее полностью оторваться. До этого пусть находится рядом, теребит грудь ручками, пока не «от­падет» сам, полностью.

Это, кстати, вообще основной принцип грудного вскармливания. Все манипуляции ребенка у груди — сигнал через центральную нервную систему матери о том, что в следующий раз пищи потребуется чуть боль­ше… Ну, как заказ в столовой дома отдыха на следую­щий день. Малыш уже поел, он сыт, но то, сколько он будет просто возиться у груди, каким-то образом сооб­щает вашему организму, насколько больше пищи ему потребуется к следующему кормлению.

Если же кормить ребенка строго по часам, то молоко не будет вырабатываться в достаточном количестве, так как нужный сигнал не дан.

Вообще молоко приходит ступенями. У первородя­щих женщин конец первого месяца лактации и начало второго — кризисное время. В этот период малышу может чуть-чуть молока не хватать. Не настолько, что­бы это отразилось на его самочувствии и, тем более, здоровье или развитии; самую капельку. Но многие женщины, не зная о том, что кризис этот — явление закономерное и временное, пугаются. Поэтому мамочкам, подверженным всяческим страхам, наверное, луч­ше сцеживать молоко. Тем же, у кого страхов нет (а бояться нечего — кризисные дни быстро пройдут и молока будет достаточно), сцеживание ни к чему. Важно пройти кризис без страха и сомнений. Что можно по­рекомендовать в эти дни?

Тмин. Он сейчас есть во многих магазинах. При­готавливается он так: берется щепоть (опять же по мере души) и помещается в глиняный сосуд (можно и в кастрюльку с толстым дном, но что-нибудь глиняное гораздо лучше). Заливается сметаной. Ставится в ду­ховку на маленький огонь и томится, как молоко, когда его вытапливают. Есть такую смесь ложкой, сколько душа попросит.

Можно пить настой Укропа.

ВНИМАНИЕ! Укроп можно употреблять в виде настоя не больше, чем 1—2 дня подряд! В больших дозах это принесет вред вам и малышу. Через месяц можно повторить.

Если молоко у вас пропало или начинает умень­шаться (или же вы просто беспокоитесь по поводу его нехватки), хорошо бы вам пойти к психологу. Дело в том, что в большинстве случаев, когда мама не может выкормить собственное дитя, причины глубоко спрятаны в подсознании. Так далеко, что сами вы не толь­ко не справитесь с ними, но даже и не отыщите. Иногда это страх испортить фигуру и перестать нравиться мужу. Или усталость, с которой вы на уровне созна­ния еще справляетесь, но подсознание уже дает сигнал тревоги, и защитные силы вашей психики пытаются вас освободить от «неблагожелательных» нагрузок — как на корабле во время аварии: все лишнее — за борт! Таким образом подсознание заботится о том, чтобы вы с самым необходимым остались на плаву.

Может быть, «вылезло» то негативное отношение к кормлению, которое вам привили в роддоме. Ведь там к этому процессу нельзя относиться объективно. Покормили — сцеживаемся, причем ажиотажно сцеживаемся, истерично, часами. Потом сравниваем: у кого на двадцать капель больше. Массовое сумасшествие. Толь­ко уснул, снова: кормим — сцеживаемся, кормим — сце­живаемся… И этот стереотип вы приносите домой. Рано или поздно он сработает, возникнет протест: не хочу больше!!! Не могу!!! Устала… Это не значит, что вы не любите вашего малыша и не желаете ему добра. Это значит, пришла пора найти и устранить негатив. Тогда можно кормить ребенка дальше, молоко обязательно будет в нужном количестве.

Лиля:

Нам в роддоме говорили четко и ясно: «Не будешь регулярно сцеживаться до последней капли, молоко про­падет!» Я все думала: а как же моя бабушка Настя? Не­ужели она в деревне, в поле, на сенокосе, в страду, шесть раз в сутки садилась и сцеживала молоко по часу? По­том как-то спросила ее. Она очень смеялась. Видимо, представила, как бы она действительно это делала… И никаких маститов!

Но лично я «притащила» роддомовский стереотип Домой и молоко сцеживала. И маститы у меня, увы, были.

Так что по собственному опыту могу сказать, что при мас­титах помогает.

• Можно смешать обычную пшеничную муку с медом сделать небольшую лепешку, приложить к больной железе и прикрепить лейкопластырем.

• Можно прикрепить на больное место лист свежей ка­пусты.

• Помогает и свежий, только что сделанный вами тво­рог — еще теплый.

И разумеется, коли уж дело дошло до мастита, расцеживаться в этот момент обязательно. Это больно, тяжело, но если этого не сделать, будет намного хуже.

Что еще мы делаем вместе с нашим малышом в первый день? Вполне можем его искупать. Температу­ра воды — 32—36 градусов. Можно ее не измерять градусником, просто ориентируйтесь на себя, на то, чтобы вам лично было бы комфортно; малыш еще живет вашими ощущениями, и то, что приятно вам, наверня­ка будет приятно и ему тоже.

В ванну можно добавить немного марганцовки. (Цвет воды — светло-розовый. Только ни в коем слу­чае не сыпьте кристаллы прямо в ванночку. Сперва растворите марганцовку в банке с водой и уже этот раствор добавляйте в воду для купания.) Можно вы­лить в ванночку заварочный чайник настоя ромашки. Но все это, как вы уже поняли, не обязательно.

ВНИМАНИЕ! В ванной ваш малыш сейчас может находиться только вместе с вами, иначе у него может возникнуть стресс на воду.

Вы вполне можете его покормить в воде, а если он уснет, наберитесь терпения и посидите с ним, спящим, в ванной — вам обоим это пойдет на пользу.

Вынув малыша, аккуратно промокните его. Ни в коем случае не вытирайте как взрослого, не трите ему головку. Смазку, с которой он родился, не снимайте — она питает малыша и защищает его. Ну и, конечно, после купания надо сменить салфетку на пуповине, обновить повязку. .

Если есть возможность, пусть малыш спит рядом с вами, в крайнем случае — около вас в отдельной кроватке (если вы боитесь во сне потревожить его, как говорили в деревнях, «заспать ребеночка»). Вообще постарайтесь не оставлять его одного ни на минуту. И не только в самый первый день, но, по крайней мере, и в первую неделю тоже.

Первая неделя, как и первый день, вся обращена внутрь семьи. Это — время постепенного привыкания к новой жизни. Никаких занятий в этот период (ни гимнастики, ни водного тренинга) мы проводить не рекомендуем. Бывают, конечно, исключения — у мамы и папы просто «руки чешутся» заняться с малышом упражнениями и плаванием. Если это желание, ну про­сто сильнее вас, приступайте! Вы ведь будете очень осторожны, правда? И не забудьте, что все занятия с ребенком нужно проводить очень мягко, без тени насилия, только на положительных эмоциях.

В первую неделю мы продолжаем купаться, причем столько, сколько душа требует, до тех пор, пока нам в воде комфортно и приятно.

Если в первый-второй день ваш малыш ел не слиш­ком охотно, ничего страшного. Некоторые дети первые два дня просто отдыхают и едят немного. Но с третьего дня он уже должен кушать хорошо и набираться сил. Если аппетит у него так и не появился, это тревожный сигнал, и вам лучше обратиться к врачу.

Для ребенка молоко мамы — не только еда, корм­ление — это еще и общение, успокоение, единение с мамочкой, знак поощрения и одобрения с ее стороны. Материнское молоко поддерживает и укрепляет иммунную систему ребенка. Многие удивляются нашим мамочкам: ну зачем, скажите, они кормят детей гру­дью до года и дольше? В год ребенок и так получает все необходимое с пищей — каши, фрукты, овощи, соки, хлеб… Да, ребенок должен получать все необхо­димые для здоровья витамины и вещества и — мате­ринское молоко! Пусть 10—15 грамм, но они должны перепадать ему.

Один из законов Мэрфи

Приятного аппетита!

Дело в том, что материнское молоко — продукт сугубо индивидуального пользования, оно делается «под ребенка», с учетом всех-всех его особенностей и отли­чий. Поэтому вопрос о донорском молоке нам пред­ставляется весьма и весьма спорным. Неведомым об­разом влияет на малыша чужое молоко, рассчитанное на другую индивидуальность. И уж если вы вынужде­ны пользоваться им, постарайтесь по крайней мере уз­нать побольше о человеке, чьим молоком вы будете выкармливать вашего малыша. В таких случаях уж лучше, быть может, пользоваться козьим молоком (но не коровьим).

Сколько кормить? Предлагайте малышу поесть примерно каждые два часа. Иногда он может пососать чуть больше, иногда — поменьше, а порой и вовсе от­кажется. У нас с вами ведь тоже аппетит не всегда одинаковый, правда? Если ребенок улыбается, хочет играть, хорошо спит, значит он сыт. Голодный ребе­нок обязательно будет плакать, привлекая к своей про­блеме ваше внимание.

Мы совершенно уверены, что не может выкормить собственное дитя только женщина, у которой ампутирована грудь. Все остальные сложности — из области подсознательного, и вы вполне можете с ними справиться — если не самостоятельно, то при помощи спе­циалиста-психолога.

Лиля:

В роддомах нам прививают мысль, что кормить соб­ственного ребенка — тяжелая работа. Мы с этой мыс­лью приходим домой, с ней живем, и это действительно становится для нас тяжкой обязанностью: недостаток сна, монотонность, оторванность от привычной жизни — ска­зывается все. Помню: ночь, окна уже почти нигде в до­мах не горят, кругом снег, а я все сцеживаю молоко. Все спят и мне спать хочется до чертиков. Завтра они (все) проснутся, куда-то пойдут, будут разговаривать, смеять­ся, общаться, а я так и буду сцеживать молоко, кормить, сцеживать, кормить, сцеживать… Села я тогда на кухне и заплакала. Такое ощущение, что теперь так будет всю жизнь — все нормальные люди отдельно, а я — отдель­но. От них и от жизни.

Все это — нормальные последствия роддома. Кро­ме того, женщины после родов часто впадают в депрессию; у кого-то она проходит практически незаметно, кому-то доставляет немало неприятных минут. Чем тяжелее и безрадостнее были роды, тем более тяжелой и затяжной будет эта депрессия. Ведь мы обычно чер­паем силы не столько в надеждах на будущее (кто зна­ет, что там нас ждет?), сколько в воспоминаниях, в осознании того, что у нас в данный момент времени уже приобретено, накоплено хорошего в жизни.

Юля:

У меня по-другому получилось. Первые роды были слож­ными, и ребенка мне приносить кормить не хотели — он был таким слабеньким, что якобы его никуда носить было нельзя (хотя палата малышей находилась ровно напротив нашей, три шага надо было пройти). Но я долго уговарива­ла врача все-таки пускать меня к нему кормить. Как ни странно, мне это разрешили. И когда я его в первый раз покормила… Роды-то были страшные, я даже не очень по­няла, что произошло. А вот тут, взяв его на руки, увидев, как он чмокает, сосет, смотрит на меня; только тут я осоз­нала — вот он, мой сын! И такое это было счастье, что я, выйдя из палаты, просто прислонилась к стеночке в кори­доре, чтобы не улететь в какие-нибудь заоблачные выси. Нет, правда, физическое ощущение неимоверного счастья. Мимо доктор шел.

— Что с вами, — говорит, — вам плохо, да?

— Нет, доктор, мне хорошо! — говорю.

— Так что все-таки с вами такое?

Я покормила своего ребенка!

Он посмотрел на меня, как на ненормальную, плечами пожал и ушел. А я еще постояла у стеночки немножко.

И домой пришла именно с этим ощущением огромного счастья, оно у меня потом и ассоциировалось с кормлени­ем. Повезло. Это состояние и потом меня не оставило. У его кроватки я — только не смейтесь! — думала о Судьбах Мира. Как раз 1986 год был, какое-то потепление намеча­лось уже. И я, баюкая его, всерьез собиралась писать пись­ма Рейгану и Горбачеву. Потому что я тогда так много понимала об этом мире и обо всех людях, что мне казалось, я запросто могу объяснить им обоим, как сделать, чтобы все было хорошо, чтобы все-все были счастливы. Я-то знала, что для этого нужно просто полюбить друг друга — так, как мы любим своих детей. Ради этих самых детей. Очень мне хотелось это объяснить людям.

Так что кормление — акт высокодуховный. Он может раскрыть такую любовь, понимание, желание добра, и с этим ты будешь жить, и малышу это, конечно, будет пере­даваться.

Надо расслабиться, не делать самой из кормления проблемы и тяжкой работы, не создавать вокруг него истерики и напряжения. Вообще в воспитании малы­ша — физическом и духовном — наверное очень важно, что вы сами от этого процесса испытываете: удоволь­ствие или тяжелую усталость. Если удовольствия нет, подумайте спокойно, что вы делаете неправильно. Удо­вольствие должно быть! Даже и не удовольствие — наслаждение. Обязательно. Может, вы сами заматываете себя настолько, что уже неспособны его ощутить? Если так, то, возможно, что-то из повседневных дел можно исключить из распорядка дня? Так ли нужно все то, чем вы занимаетесь? Велика ли малышу польза от вас — замотанной и раздраженной!

Послушайте рассказ одной молодой мамы:

Прихожу я из роддома, по самую макушку снабженная сведениями о том, как кормить, когда кормить, по сколько кормить; как пеленать, сколько раз пеленать, во что пеле­нать; как стирать то, во что пеленаешь, чем стирать, в чем стирать; как это гладить, по какой стороне, сколько раз; куда выглаженное сложить, по сколько в стопку, какой стороной вверх; как брать, за какой край, как складочки разглажи­вать, как… И так далее. Дальше было так: в первый же день У меня кончились абсолютно все пеленки. Одни замочены, Другие кипятятся, третьи полощутся, четвертые еще сохнут, пятые не выглажены… ребенок голый. Я мечусь по дому, завернув его в какое-то старое махровое полотенце, и пы­таюсь одновременно стирать и гладить. Ребенок орет (го­лодный, наверное, но мне не до того), собака истерично лает, я от полного бессилия и паники реву. Тут приходит старая такая патронажная медсестра. Увидела наш дым коромыслом и как рявкнет: «А ну, пре-кра-тить!!!» Машину стиральную выключила, утюг выключила, газ под бачком выключила, ребенка — мне к груди… Через час мы с ней чаек пили, и она мне рассказывала, что такая вот послеро­довая истерика — дело обычное. Меньше надо слушать, чего в роддоме говорят, а больше думать: что делаю и за­чем делаю?

До сих пор помню ее фразу: «Мы же не в армии, девоч­ка! Думать-то надо».

Раз разговор зашел о пеленках… Так вот, не нуж­ны они ребенку! Совсем. Пеленание придумали только для того, чтобы у мамы была возможность заниматься побольше своими делами, а не ребенком. Связал… извините, спеленал и — занимайся, он уже никуда не денется. Мало того что пеленание мешает нормальному развитию малыша, оно еще и частично лишает его общения с мамой, которое ему необходимее всего ос­тального в этой жизни.

Есть такое понятие «психомоторное развитие ре­бенка грудного возраста», то есть развитие психики и движений связано в одном слове, они неразрывны. Чем выше двигательная активность малыша, тем выше его психическое, умственное развитие. А мы спеленываем его, лишая возможности активно двигаться. Он про­студится? Да ничего подобного! Он, скорее всего, про­студится и будет простужаться потом постоянно, если вы будете кутать его, не давать установиться нормаль­ной терморегуляции.

Один из законов Мэрфи

Не удивляйтесь и не беспокойтесь. Он чувствует себя вполне комфортно.

Кроме наставлений о пользе пеленания и перепеленывания и исключительной важности процесса сцеживания молока, в родильных домах любят давать еще и такой совет: поменьше берите ребенка на руки. При­учите — не отучите, замучаетесь сами и замучаете его. Кто знает, может быть, кого-то кому-то и удавалось любовью замучить, но мы в нашей практике такого не встречали. Известный психолог А. А. Щеголев с уве­ренностью говорит о том, что, если ребенка помногу носить на руках в первые семь месяцев его жизни, он становится стрессоустойчивым. Он настолько проникается за это время ощущениями любви, покоя, защи­щенности на руках у мамы, у папы, что в дальнейшем его нервная система свободно справляется с любыми нагрузками. И мы склонны думать, что это так.

Один из законов Мэрфи Один из законов Мэрфи

Эта поза, когда вы к пей чуточку привык­ните, окажется очень удобной для вас обоих

Кроме того, таская вашего малыша повсюду за со­бой, вы даете ему прекрасную возможность рано по­знавать мир, участвовать в семейной жизни. Что он видит, лежа в кроватке? Десять, максимум двадцать привычных предметов, потолок, стены. Уж не говоря о том, что за прутьями этой кроватки он чувствует себя отделенным, оторванным от вас и от жизни. Не говоря и о том, что в первые месяцы он видит мир чаще всего из горизонтального положения, а на руках у вас он — «вертикальносмотрящий», такой же, как и вы. Да, по­долгу держать малыша на руках гораздо хлопотнее, да и физически это не слишком легко. Но зато каждую минуту, проведенную таким образом, он познает мир, развивается, учится, растет активно.

А чтобы не затекали руки и было удобнее вам и ему, попробуйте носить малыша, как показано на рисунке.

Эта поза безопасна, так как на позвоночник ребенка не ложится слишком большая нагрузка (чего боятся все врачи, запрещая раньше времени сажать малышей);

Малыш находится как бы в подвешенном состоянии.

Эта поза — еще и тренировка для малыша. Она тренирует мышцы ручек и ножек, спины, растяжку.

Что еще? Продолжаем купаться, кушать и спать в ванной. Но мама ни в коем случае не должна терять контроль за ребенком во время их пребывания в воде. Малыш пока спит на спинке, а эта поза (с учетом того, что над водой находится только личико малыша) не совсем безопасна — он может захлебнуться. В дальнейшем, когда просто пребывание в воде перерастет в водный тренинг, такая поза — на спинке — будет прак­тически исключена из упражнений.

На первой неделе жизни специальный массаж ребен­ку ни к чему. Достаточно периодически поглаживать его ручки, ножки, спинку (в любом направлении) и живо­тик (по часовой стрелке).

На второй неделе жизни можно потихоньку при­ступать с малышом к более активным физическим и водным упражнениям. Вот тут будет необходим более глубокий массаж перед каждым занятием. Приемы та­кого массажа вы найдете в любом медицинском спра­вочнике. Поскольку массаж этот не лечебный, а просто согревающий, то никаких премудростей в нем нет — растирание ручек, ножек, спинки и животика становится более активным: так разогревают мышцы спорт смена перед занятиями.

Итак, на второй неделе жизни мы приступаем к занятиям с малышом динамической гимнастикой. (Упражнения динамической гимнастики и водные упражнения новорожденными не входят в практику официальной медицины и признаются не всеми педиатрами. Перед тем как начинать занятия, рекомендуем получить совет специалиста. Не рискуйте понапрасну. (При ред.)) Для тех, кто впоследствии будет заниматься с ребенком физическими упражнениями более серьезно и углубление динамическую гимнастику постепенно заменит беби-йога.

В первые дни и недели жизни малыша физические на­грузки динамической гимнастики невелики. Для начала она будет состоять из двух групп упражнений.

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии