«Организаторов этих процедур Юрий БЛОШАНСКИЙ называет не иначе как «секта» »

Каким таким опиумом мы отравляем народ? Водкой? Наркотиками? Сектантской чушью? Нет! Мы притягательны нормальными и красивыми родами. Только всегда к этим Вашим словам нужно добавлять: «Нормальные роды — опиум для народа!» Самое страшное в партийных или релициозных системах любого масштаба, но особенно мелкого, называемого сектами, это тенденция к фанатизму. Большинство всегда право, даже если оно не право. Распространён запрет думать иначе, чем предписывают основные авторитеты. Мы не хотим думать и делать так, как нам велят делать безоговорочно радетели от медицины.

Скорее уж мы секта не желающих бегать Как все В минздравовском табуне! Мы не дурим головы легковерным женщинам, хотя они и могут быть, по мнению БЛОШАНСКОГО, «невежественными и дикими». Уже нельзя позволять себе записывать нас при научном споре в «секту». Сейчас не 1937 год, Товарищ БЛОШАНСКИЙ. И уже нельзя игнорировать мнение той тысячи москвичек и их семей, которая ежегодно выбирает для себя водные роды. Повод для домашних родов они находят весьма существенный. Это не прихоть. Не лёгкий и простой вопрос о месте родов. Архиважный вопрос, над которым они уже задумались. О жизни и смерти их детей.

И, помянув про волю Божью в Манифесте, мы декларировали лишь, что Бог не хочет, чтобы мы были слепыми идиотами, а тоже взяли на себя Ответственность За приходящую к нам Жизнь.

Зачастую за роддомовскими родами неизбежно следует последующий аборт, ибо как можно Забыть, а уж тем более Повторить такое Ещё раз! Но Жизнь убить нельзя. Она пробивается на свет нежными побегами вдали от испорченного Минздравом общественного пространства. Это то Лоно, которое год от года всё меньше плодоносит.

У нас была одна беременная, которую к нам привела её мама. После родов эту женщину зашивали прилюдно в присутствии студентов-негров. Она ощущала полную безысходность. Далее по жизни она делала только аборты, боясь пережить ещё раз подобный стыд и унижение. Она была рада привести свою дочь к нам. Именно она и была инициатором домашних родов. Её дочь рожала 27.02.1996 года. Роды прошли успешно в кругу семьи. Мы не хотим рожать в ведомстве сударя БЛОШАНСКОГО, которое или просто гробит наших детей или уродует психику и матери и ребёнка.

«Слава растёт изустно» как говорил Вергилий. Поэтому нам и не нужна реклама, как некоторым псевдоцентрам типа «САНИ». Мы успешно выдерживаем бешеный натиск превосходящего нас по силе минздравовского гонения. Мы успешно конкурируем с вашими хвалеными-перехвалеными родильными домами. Мы помогаем людям обрести своё семейное Счастье.

Люди поддерживают нас, поддерживают наше Движение. И, если люди платят нам за наш труд, значит есть за что. Главное мерило необходимости — деньги. А так ни за что, ни про что никто и копейки не заплатит.

Мы имеем право на существование. Ведь не создавать же, в самом деле, резервацию для рожающих дома женщин и для их непривитых детей!

И ещё для полного счастья сударя БЛОШАНСКОГО следуем его оповестить, что «убравшийся» было ЧАРКОВСКИЙ с весны 1997 года живёт и здравствует, а главное и работает в столице России.

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии