Правда и ложь о наличии и отсутствии образования

Ложь ПЯТАЯ . «Почему-то родами в воде особенно любят заниматься в семья физиков и математиков… Интересно было бы провести психологическое, а то и психиатрическое обследование мужей, которые берутся за это…», «Родоначальник же метода Чарковский, как уже сообщалось в СМИ, сейчас сидит в тюрьме в США за попытку изнасилования — это уже относится не к медицине, а к психологии.», «Плюс эстетический момент. Роды в присутствии мужа приняты во многих странах, но он обычно стоит возле плеча роженицы. Наблюдать же весь «пейзаж» — вряд ли посильная нагрузка для психики любого. Были случаи, когда мужа просто начинало тошнить, и он убегал, оставив женщину со своими проблемами.»

Странная у сударя БЛОШАНСКОГО логика. А кому же заниматься водными родами, если врачи не хотят? Дожидаться, пока заморские лекари приедут спасать Россию? Медики доказали свою профессиональную несостоятельность: водными родами они заниматься Не могут. Поэтому этим должны, а может, и вынуждены заниматься мы, «физики и математики». Есть хорошие врачи и есть плохие акушеры. У нас, «физиков и математиков», есть тоже, у каждого свои, недостатки. Мы не все хорошие, бывают и огрехи. Нужно подходить без тенденциозности. Но…

Вообще-то говоря от наших роддомов кого угодно стошнит. И дело не в том, чтобы посмотреть как жена рожает. Нужно участвовать в родах! Всякий раз, бывая в стенах роддомов, невольно внутренне съёживаешься. Такая там «приятная» атмосфера, когда нормальные роды обставляются как операция аппендэктомии. Ведь действительно нашими роддомами раньше Пугали женщин. У Вас ничего не изменилось в лучшую сторону. Стало только хуже и безысходней. Ушли специалисты с нищенской зарплаты, у Вас нет денег на капремонт (только косметические ремонты и то, как правило, платных отделений), нет нужных лекарств. Эта вечная проблема медиков: «Вам чего не хватает? В первую очередь лекарств и оборудования.». На самом деле умной Головы Вам не хватает. Вот Вы всё и валите с больной головы на здоровую.

«Интересно было бы провести психологическое, а то и психиатрическое обследование мужей, которые берутся за это.» А у врачей с этим всё нормально? Как у Вас с личной жизнью, всё хорошо, уважаемые медики? Да, Я СОГЛАСЕН пройти независимую психологическую экспертизу. Но только с представителями Вашей профессии. Например, с Татьяной КРАСНОВОЙ из Первой Градской больницы, из родильного отделения. Она принимала участие в телевизионной передаче цикла «МОЯ ПРОФЕССИЯ». 23 июля 1996 года в эфир вышла передача «МОЯ ПРОФЕССИЯ : АКУШЕР». Обратимся к стенограмме передачи:

« ВЕДУЩИЙ (Артур КРУПЕНИН) : Кем хотели стать, в детстве?

Т. КРАСНОВА : Врачом.

ВЕДУЩИЙ : С самого — самого детства?

Т. КРАСНОВА : С самого детства.

ВЕДУЩИЙ : А кукол лечили?

Т. КРАСНОВА : Ой, Вы знаете… Стыдно говорить сейчас об этом… Когда я была маленькая, у меня все куклы, извиняюсь, были разрезаны, со вспоротыми животами. Но потом мною тщательно зашиты. Это плохо. Это не живодёрство.

ВЕДУЩИЙ : Включая плюшевых медведей?

Т. КРАСНОВА : Ну, это… Плюшевых тогда не было. Потому, что это был 47 — 48 год. А куклы были. С такими, с тряпичными животиками, с тряпичными ручками, ножками. Мне так было интересно, что внутри. Я их всех резала и всех потом зашивала. И ещё… Ужасно просто. Мне действительно стыдно говорить вот сейчас. Мне родители купили рыбок. Я их всех поймала, всех разрезала, посмотрела, что там. С тех пор мне никогда…

ВЕДУЩИЙ : (перебивая) Зашили, снова в аквариум…

Т. КРАСНОВА : Нет, нет. Мне было мало тогда лет. Лет, наверное, 7 или 8. С тех пор меня лишили рыбок, живности. Была одна единственная рыбка. Вьюн. Помните, вот такие были вьюны. Аквариумов не было. Была 3-х литровая банка. А кот взял и этого вьюна лапой вытащил из банки. И съел.

ВЕДУЩИЙ (шутит): Вы потом этого кота тоже… Что там внутри…

Т. КРАСНОВА : А потом, действительно, вот всё время так и тяготела к медицине. Мы учились тогда одни девочки. Мальчики к нам поздно в школу пришли. Это был 4-й класс.

ВЕДУЩИЙ : Как вы пришли в акушерство?

Т. КРАСНОВА : В акушерство? Тоже очень хотелось, так сказать, заниматься активной какой-то врачебной деятельностью. Мне очень нравилась хирургия… И вдруг я поняла, что акушерство и гинекология — это часть хирургии. Безумно люблю оперировать. И вот с тех пор я уже 30 лет в акушерстве.

ВЕДУЩИЙ : Как вы относитесь к обезболиванию во время родов?

Т. КРАСНОВА : Самым положительным образом. Все женщины должны быть обезболены в родах. Обязательно. Иное дело, чем и как.»

КРАСНОВА здорово напоминает тургеневского БАЗАРОВА, воспитывавшего сам себя тем, что с «медицинско-хирургическим» любопытством начинал резать лягушек. Не правда ли? Так может и вся «научность» подхода медиков типа КРАСНОВОЙ или БЛОШАНСКОГО тоже идёт от БАЗАРОВА? Врачами создан вполне конкретный мир, где существует легальный вариант физического насилия над совершенно беззащитным существом.

Я попросил профессионально прокомментировать этот диалог кандидата психологических наук Н. В. БОРОВИКОВУ, проведя его психоаналитическое исследование. Вот что она сказала:

«КРАСНОВУ в детстве лишили рыбок, вот она и возвращает себе то, чего её лишили в жизни. Рожающая женщина для неё не является женщиной. Это всего лишь та живность, с которой можно доиграться и досмотреть, что там «внутри». И ей стыдно за то, как она относилась к куклам. Для КРАСНОВОЙ рожающая женщина является проекцией одной из таких кукол. Она приносит извинения, как будто это стыдная профессия.

Да, КРАСНОВА порезала всех своих рыбок из детства. Осталась всего лишь одна рыбка — вьюн. Но и тут нашёлся некий кот, который утащил эту рыбину, которая в конце-концов была бы порезана на части. И по жизни КРАСНОВА боится, что у неё кто-то другой отберёт её право резать.

В родах с участием КРАСНОВОЙ присутствует месть женщинам. Налицо сексуальное соперничество с рожающими женщинами, которые могут и в состоянии родить. Принижение и отрицание их способности сделать это самостоятельно. Таким образом, горя сексуальной местью, КРАСНОВА отыгрывается на этих женщинах.

«Безумно люблю оперировать» — значит как бы без ума, не думая. И она это делала уже 30 лет.

Ни у кого нет права Не быть обезболенным. У КРАСНОВОЙ заведомая установка на обезболивание, вне зависимости от того, какой человек придёт к ней рожать.»

Да, что уж тут добавить. Любопытный образчик профессионального акушера, без ума готового резать попадающих к нему женщин. Профессионально, безнаказанно, с полной уверенностью, что так оно и должно быть. Гордясь собой, своим трудовым стажем. Теми годами, где остались зазря порезанные женщины. Это Клиника, господа Психологи. Если я люблю кофе, я буду его пить, потому что люблю его. Если я режу женщин в родах («мне так было интересно в детстве посмотреть, что там внутри»), то я буду это делать не по необходимости, а в силу любви к скальпелю.

Кто в состоянии объяснить КРАСНОВОЙ, что нормальное акушерство не является часть хирургии? Только не медики. Они за целых 30 лет не преуспели в устранении её заблуждения. КРАСНОВА как была несведуща в нормальных родах, так и остаётся ею. Может быть к каждому врачу приставить по лечащему их психологу?

Акушер ФЕЛЛИНГ говорил: «Как нож для хирурга, так щипцы для акушера являются эмблемой его искусства». Отметьте, пожалуйста, не отсутствие вмешательства в родах является искусством, а наоборот, чем больше влезают, тем лучше. И с этих позиций КРАСНОВА конечно же должна быть Символом оперативного акушерства. Она режет и зашивает в родах с полной уверенностью, что так оно и должно быть, не подозревая о той норме, где не приходится вообще притрагиваться к рожающей женщине. Будто про неё говорил акушер ФЕЛЛИНГ.

Н. А. БОГОРАЗ часто говорил: «Хирург — это терапевт, вооружённый ножом.» Но вооружать подчистую всех акушеров ножами — это, согласитесь, уж слишком! «Психоаналитики считают, что врачами становятся люди, которые Сублимируют (то есть «высушивают» с целью длительного сохранения, как в кулинарии) свои агрессивные инстинкты. «Сестра милосердия» — кровная родственница «друга человека». Главное, что сестре милосердия свойственны жертвенность, незаметная скромность и… манипуляция в отместку за унижение и покорность. Неудивительно, что по обрисованной выше схеме «сестры милосердия» и школьные учительницы все свои обиды, неурядицы, неудачи вымещают на учениках. Да ещё как вымещают!» (Ирина КОРЧАГИНА «Парадоксы души русской женщины», Москва, «ИП РАН», «КСП», 1997 год, стр. 62-63). Понятно, что в таком случае «наблюдать весь «пейзаж» является вряд ли посильной нагрузкой для психики любого». В таком случае у врачей психика или закалена настолько, что они спокойно спят со своими мужьями-жёнами, не мучаясь своими «производственными» воспоминаниями, или их психика изменена далеко не в лучшую, благородную сторону, судя по мрачноватой жизненной стезе Т. КРАСНОВОЙ. Врачи что, не люди? «Медсестра, не падая в обморок, обрабатывает гноящиеся раны и делает уколы умирающим. Больше того, она знает, что жизнь раненого воина в её руках: если она не перевяжет ему рану своевременно, он погибнет. Поэтому «медсестра» — это ещё и Манипулятор». (Из книги Ирины КОРЧАГИНОЙ) Только зомби нам ещё не хватает в белых халатах!!! Можно, конечно, считать, что сдвинутая психика врача является защитной реакцией от страданий пациента, а можно считать и производственной травмой.

Почему роддомовские роды всё больше начинают напоминать встречу садиста с мазохистом? Напрашивается вопрос: «Если в Первой Градской орудует врач, любитель «свежатинки», то много ли найдётся в Москве беременных женщин, которые заранее захотят рожать у неё, узнав про её профессиональные наклонности?» «Роды — это не просто опорожнение матки от её содержимого» (И. А.СКВОРЦОВ «Детство нервной системы», Москва, издательство «Тривола», 1995 г., стр.33)

Патологический взгляд на роды и долг акушера спасать женщину от «опасности природы» были точно отражены ведущим акушером двадцатых годов нашего столетия доктором Джозефом ДЕ ЛИ (тем самым, кто изобрёл ручные катетеры для отсасывания слизи из дыхательных путей новорождённого, применяемые до сих пор). Он писал: «Я всегда удивлялся, почему природа не распорядилась с женщинами так, как она это сделала с самками лосося, которые умирают после того, как отмечут икру.» (Уильям и Марта СЕРЗ «Мы ждём ребёнка. Всё, что нужно знать будущим мамам и папам», Москва, издательство «Крон-пресс», 1998 год, стр. 36) Мы, однако, всерьёз считаем, что назначение женщины — рожать, а не умирать!

Точку зрения Т. КРАСНОВОЙ поддерживает и зав. отделением 17 роддома г. Москвы Сергей ПАВЛОВ. Вот что он ответил на вопрос: «За что я люблю свою профессию?». «За неожиданность. Эта профессия щекочет нервы.» (Журнал «Профиль. Карьера» №3 июнь 1998 г., стр. 73)

И акушерка Ольга КУЧЕРЯВЕНКО из того же роддома №17 ответила так: «В нашем деле никогда нельзя предугадать результат. Поэтому я до сих пор боюсь пациенток» (Журнал «Профиль. Карьера», стр. 71)

Акушеры — любители острых ощущений? Акушеры, боящиеся родов, хотя уже и приняли не одну тысячу их? Нормальна ли их психика. Должны ли они получить право допуска к этой важнейшей профессии?

Но, к счастью, далеко не все врачи разделяют «хирургическую» точку зрения Т. КРАСНОВОЙ на акушерство. Вот что говорили в своё время уважаемые акушеры.

«Плох акушер, который не может выждать бережной тактики природы, хочет вести роды по «хирургическим» принципам и всегда хватается за щипцы или другие операции. Чем активнее родовспоможение, тем оно опаснее! Многоделание и нетерпеливость только вредят» (Эрнст БУММ, 1913 год, выдающийся немецкий акушер, по учебникам которого училось акушерству не одно поколение врачей многих стран).

«…Вторгаясь в физиологическое течение родового акта, не стремитесь заменить акушерство чистой хирургией». (В. Я.ИЛЬКЕВИЧ, 1956 г.)

Именно роды, которые обставляются как операция, требуют обязательного обезболивания. Если воспринимать роды как операцию, то тогда (и только тогда!) потребуются фундаментальные медицинские знания. Но если считать роды нормальной физиологией и бороться именно за поддержание нормы, то с лихвой хватит здравого смысла и тех знаний, которые в состоянии уместиться в головах физиков, математиков и сантехников! Кто когда-либо обкалывал рожающую женщину? На всём протяжении истории женщины рожали и рожали, ничуть не боясь боли или каких-либо трудностей. Чего-чего, а рожать женщина умеет. Мы же заполонили собой Всю планету. Только в горячем бреду хирурга и могла просквозить фраза «Не имеют отклонений от нормального течения беременности и родов только 20 % женщин» (Это я цитирую книгу «Положение детей в СССР», издание Советского детского фонда имени В. И. Ленина, издательство «Дом», Москва, 1990 год, стр. 58).

Но может быть и другой вариант трактовки этих цифр. Когда врачи говорят, что только 20% беременных женщин рожает нормально, то скорее всего — это 20% — те самые, кто делает всё, «что доктор прописал». А у остальных рожается, как рожается. Внутренняя природа родов не терпит насилия над собой и естественные программы родов Сопротивляются вычурностям современной акушерской схоластики. С другой стороны, цифры говорят о полнейшей неэффективности системы подготовки к родам на основе женских консультации. Много ли от них проку с их вечными анализами, если результаты плачевные?

Вдумайтесь в эти цифры, 20%. Ведь медики страны, имеющей их, медиков, больше всех в мире на душу населения, открыто заявляют, что все их усилия напрасны и страна в прямом смысле этого слова ВЫМИРАЕТ. Страна, испокон веку рожавшая самостоятельно, теперь, по прошествии неполных восьмидесяти лет медицинского засилья и Советской власти, официально ВЫМИРАЕТ. Мы настолько отдалились от природы, что самая основа человечества, его воспроизводство, поставлено под угрозу и находится в искусственных условиях, полностью завися от недремлющего ока медика. Ни одно животное рожать в роддома не пошло и не создало подобий роддомов. Да и человеку не свойственно рожать, сбившись в кучи. Даже у животных, ведущих стадный образ жизни, и то сам процесс появления на свет нового потомства происходит уединённо, в тиши и покое гнезда или логова. Даже пчёлы или термиты не склонны вылупляться из сот прилюдно. В толпе никто не рожает. Всегда индивидуально. Жизнь неповторима в своих проявлениях и воплощениях. Охотников до групповых родов, как и до группового секса, не много сыщется в человеческом обществе. Выставленные напоказ роды и являются одной из причин того, что в странах с засильем западной медицины (к которой принадлежит и Минздрав), падает рождаемость. И отход от этой системы неизбежно влечёт за собой повышение рождаемости. Мы же имеем дело со своего рода социальным феноменом, когда женщины перестают бояться родов и рожают Столько детей, сколько им с мужем захотелось! В среде женщин, рожавших дома в воду, наличие или желание иметь второго, третьего или просто Очередного Ребёнка, скорее является правилом, чем исключением. В этом мы видим и решение демографической российской проблемы и восстановление общечеловеческих социокультурных традиций русской семьи. Никакой женщине не захочется иметь много детей, если для этого её должны будут оперировать в клинике. Только минимум. Только один ребёнок в семье. Или НИ ОДНОГО. Девять месяцев болезни под наблюдением медиков, потом неизбежная операция в клинике при активном участии высокопрофессиональных врачей, вплоть до борьбы за нашу бренную жизнь. Врачи в женской консультации смотрят на беременную как на ненормальную «Зачем же тебе себя так портить?» — их немая жалость в глазах. Или совсем уж обидно видеть злые огоньки, мелькнувшие в зрачках: «Ну что, попалась к нам?». При этом не имеющей никакой положительной информации женщине нужно вначале смириться со своей долей и безропотно «проболеть» 9 месяцев. Подумать только: переболеть собственным ребёнком целых девять месяцев. Беременость, каждый день которой не в радость, а в тягость. Когда каждое изменение в нашем теле воспринимается как неизбежный признак патологии. Когда всё идёт к тому, что болезнь становится запущенной. Потом нужно, нет, мы просто вынуждены прооперироваться в высокотехнологическом стационаре. Врачам легче заниматься (им так сподручнее) смертью, чем жизнью. Поэтому в роддоме и возникает комплекс страха, насилия и ужаса. Тут уж не до родов, лишь бы спастись от страшного и непонятного. «Помогите! Ну хоть кто-нибудь! МА-А-МА-А!» Операция на половых органах достаточно унизительна сама по себе. Обречённо знать, что лишь в результате болезненной операции, где приходится и самой что-то из себя выдавливать, появится тот, кто был виновником этих унижений и болей. А потом нужно ещё доказать себе и окружающим, что он достоин тех мучений, которые приходится претерпевать ради него. А затем Что со всем этим делать? Как кормить, как ухаживать? Какие уж тут повторные роды! И одного-то с трудом удаётся поднять на ноги. Как следствие этого недальновидного подхода — обилие абортов, невзирая на запреты морали и церкви: лучше 10 абортов, чем одни роды! Это БРЕД. Мы становимся подобными искусственно выведенным породам животных. Как чистопородные или декоративные собаки, которые уже не в состоянии размножаться Самостоятельно в природной среде. Лиши их и нас в том числе этих искусственных условий, и мы все за пару поколений вымрем! Все животные в питомниках, вольерах и зоопарках, ни разу ни нюхавшие свободы, не обладают инстинктами и стереотипами поведения, характерными для данного биологического вида. Не от успехов ли западной медицины падает рождаемость в цивилизованных странах? Женщины не хотят рожать в условиях, где даже их мужей, крепких мужиков, начинает тошнить. Как для мальчиков, будущих мужчин, служба в российской Армии является наказанием, которого они всячески пытаются избежать, так и для будущих мам родддом является н

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии