Смерть ребёнка при водных родах в Швеции

Джин РОБИНСОН, журналистка.

Публикация в ежеквартальном «Журнале

Ассоциации за улучшение служб родовспоможения»

1993 год, осень, том 5, номер 3, стр. 7-8.

Перевод с английского

А. Наумова,

Март 1999 год.

15 октября газета «Дейли Телеграф» вынесла на первую страницу заголовки к статье их медицинского корреспондента о смертельном случае во время водных родов, зарегистрированном в Швеции. Конечно же мы были огорчены, но Ассоциация за улучшение служб родовспоможения никогда не действует, основываясь на газетных публикациях. Мы всегда стараемся получить информацию из первоисточника. К счастью, ранее в этом году я была приглашена Городским Советом для чтения лекций в Стокгольм. Там я прозвонилась и через свои контакты в медицинских кругах вышла на педиатра, доктора Рэгнор ТАННЕЛЛ (Dr Ragnor TUNNELL), осуществлявшую медицинский уход за тем ребёнком в клинике Хаддинж (the Huddinge Hospital). Департамент здравоохранения так же связался с ним по телефону для получения информации.

В то время, когда в «Дейли Телеграф» была опубликована заметка и Королевский колледж акушеров-гинекологов (RCOG) выпустил своё заявление для прессы, в котором смерть ребёнка приписывалась водным родам, ещё не была проведена судебно-медицинская экспертиза.

Роженица, о которой шла речь, принадлежала к группе матерей, которые верят, что роды болезненны для ребёнка и что родовой стресс для ребёнка должен быть уменьшен. Беременность у женщины протекала нормально. Дома она была под наблюдением двух акушерок, которые явно не хотели, чтобы она рожала в бассейне.

Схватки протекали нормально. И женщина часто контролировалась при помощи ультразвукового прибора Допплера. Не было никаких признаков дистресса (страданий) плода во время схваток. Ребёнок был рождён в воду и не позднее каких-то секунд был вытащен родителями из воды на поверхность. Одна акушерка говорила, что видела, как ребёнок сделал попытку вдохнуть, другая же акушерка не заметила этого. Ребёнок выглядел безжизненным (это значит, что у него не было сердцебиения и ребёнок не дышал). Акушерки оказывали ему первую помощь в течении 10 минут, пока не прибыла скорая медицинская помощь со специалистом — медсестрой-анестезиологом, умеющей проводить реанимацию. По прибытии в госпиталь у ребёнка было обнаружено очень низкое значение РН и кислорода. Он был оксигенирован (его насыщали кислородом) и, казалось, что всё идёт нормально, но позже у ребёнка начались судороги. Проводились мероприятия против судорог, но потом даже на искусственной вентиляции лёгкие перестали функционировать и стало невозможным сохранить ребёнка живым.

Была назначена посмертная судебная экспертиза (аутопсия). Это нужно было сделать с помощью полиции. Эта информация стала доступна журналистам и вот так этот случай был подхвачен шведским журналистом. В прессе этому случаю однако уделили мало внимания. Но в это время в Стокгольме случайно оказался один английский журналист. Отсюда и предание гласности этого инцидента в Англии.

Посмертное вскрытие показало наличие в лёгких мекониеобразных масс, и, думается, что именно это и послужило причиной поражения лёгких. Во время родов ребёнок не выделял мекония, но мать испражнилась в воду. Педиатр полагает, что безжизненный ребёнок и фекалии стали роковым сочетанием. Грудная клетка была сжата во время прохождения через родовой канал, и, если ребёнок был безжизненным без нормально функционирующей гортани, защищающей лёгкие, то загрязнённая вода могла быть пассивно втянута в лёгкие. Кажется ясным, что педиатр увидел проблему в сочетании безжизненного ребёнка с фекалиями.

Теперь шведский Департамент здравоохранения рекомендует, что роды не должны проводиться в воде, хотя схватки и могли бы иметь место в воде.

То, что мы не можем теперь узнать, это: смог бы выжить этот родившийся безжизненным ребёнок, будь он рождён не в воду, и каково было бы его состояние.

Доктор Таннелл предполагает описать этот случай в журнале «Ланцет». Он высказывает мнение, что в связи с этим случаем, он сам осознаёт, что современные водные роды несут в себе неприемлемый риск для ребёнка.

Эйфель БЁРНС

Выступление в военно-медицинской Академии

(г. Санкт-Петербург)

Ноябрь 1996 года.

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии