Власть, Прокуратура и «водородные» женщины

Ложь ЧЕТВЁРТАЯ. « После двух — трёх таких случаев, когда мы с трудом возвращали женщине жизнь, я обратился с письмом в прокуратуру города с просьбой положить конец этим действиям. Мне ответили, что врачевание без диплома противопоказано, уголовно наказуемо, но степень уголовного наказания зависит от последствий. А раз врачи спасли — так и дела нет.», «Г-н Блошанский сказал, что самолично два раза письменно обращался в Прокуратуру Москвы с просьбой разобраться в конкретных случаях. Однако никаких следственных действий предпринято не было. Мотивация — женщины выжили.». «Досадно, но тем, кто занимается родами в воду, удаётся ускользнуть от ответственности.»

Куда же ещё жаловаться советскому медику, как не в Прокуратуру? Человек должен оставаться человеком. Между нами идёт настоящий Научный спор, но об этом речь далее на страницах самого письма и всей книги. Сударь Блошанский так и останется собой. Он не побежит покупать новые приборы для мониторинга водных родов, не ограничится хулением, фальсифицированием, лжесвидетельствованием и просто неприкрытой ложью в наш адрес, пользуясь услугами средств массовой информации. А наоборот, сядет и напишет в Прокуратуру, что не позволит себе сделать ни один медик Запада. Именно в этом Наш медик отличается от их. Какая уж тут клятва Гиппократа, говорящая о необходимости сохранения врачебной тайны!!!

Совершим небольшой исторический экскурс. Он здесь явно необходим. Ведь попытка сводить научный спор к действиям правоохранительных органов — это известный ренессанс лысенковщины.

Справка. ЛЫСЕНКО Трофим Денисович. Академик АН СССР, директор института генетики, орденоносец, автор пресловутой яровизации, преследователь менделевцев — морганистов, ярый противник генетики, не брезговавший в научных спорах доносами в «компетентные органы».

Справка. «Менделизм — ложное, метафизическое учение о наследственности.» («Краткий философский словарь» под ред. М. РОЗЕНТАЛЯ и П. ЮДИНА, Москва, государственное издательство политической литературы, 1954 год, стр. 342)

«Вейсманизм-морганизм — реакционное антидарвинское направление в биологической науке.» (там же, стр. 67)

Одним словом «Генетика — продажная девка капитализма» Как гласил популярный лозунг тех лет. Только что на Первомайскую демонстрацию на Красную площадь с ним не ходили.

Где теперь находится уровень развития отечественной генетики после таких «забот» лучших учёных умов России? Спросите генетиков о том, как в годы царствования Т. Д.ЛЫСЕНКО осуществлялись гонения на них. Теперь у нас наблюдается большое отставание в этой области.

Но может быть стоит поговорить поближе об акушерстве? Видимо, да. Хотя генетика каким-то образом и касается конкретно акушерства. А именно числом врождённых аномалий, заставляющих медика предпринимать то или иное действие после рождения ребёнка.

Может быть, кому-то покажутся перебором мои сравнения существующей на сегодняшний день ситуации с лысенковщиной или чем-либо похуже. Но, когда человека начинают вызывать к следователю благодаря подмётным письмам, ему мало не покажется.

Во-первых, честно сделанная работа должна быть честно и оценена обществом. Честно принимаемые роды не должны быть наказуемы. Отсутствие медицинского образования при нормальной физиологии не является криминалом. Во-вторых, нервные клетки не восстанавливаются и тратить их на правоохранительные органы слишком роскошно.

Женские консультации — типичное порождение советской системы. Их начали открывать сразу же после 1917 года. Под лозунгом всеобщности и обязательности женщин стали загонять на обследование к гинекологам и в родильные дома. Таким образом боролись с детской смертностью и женскими болезнями.

Создавалась так называемая система охраны материнства и младенчества (ОММ, или как говаривали в то время «Охматмлад»), главной задачей которой было, цитирую: «Воспитать в матери гражданку, снять с плеч труженицы-матери бремя забот о ребёнке». А вот как говорила в 1918 году на первом Всероссийском съезде работниц заведующая отделом ОММ Народного комиссариата социального обеспечения В. П. ЛЕБЕДЕВА: «Мы должны не только помочь матери в заботе о ребёнке, но и дать ей досуг, поставить её в условия, которые помогли бы развить её способности в борьбе за идеалы своего класса, за социализм». (Газета «Известия», 26.01.1994 года, статья Елены ШАФРАН «Изгнание плода. Почему женщины в России боятся рожать.»)

«Семья — интимный мирок, мешающий успехам социалистического строительства.»

Позволю себе процитировать книгу В. ШТЕККЕЛЯ «Основы акушерства» (второе издание, том первый, издательство биологической и медицинской литературы, Москва-Ленинград, 1935 г., стр.222). В этой переводной книге замечательного немецкого акушера была включена целая глава некоего М. Ф.ЛЕВИ (Москва) для того, чтобы показать советскому врачу как должна работать женская консультация на основе всех достижений акушерства. Заглянем в неё.

«3. Пропаганда стационарного родовспоможения и направление по возможности всех рожениц, даже при нормальные родах, на родовспомогательные койки.

7. Борьба с повитушеством, которая не должна ставиться как самостоятельная проблема агитации, а пропаганды и проводиться действенно в порядке приучения женского населения к организованному квалифицированному родовспоможению, по мере развития которого повитушество само собой отмирает.

Среди нацменьшинств, в особенности Востока, гда женщина во многих случаях ведёт полузатворнический образ жизни, предпосылкой для организации и надлежащего развития консультации является выведение женщины из той тьмы, в которой она веками пребывала. Работу в консультации должны вести женщины-врачи, хорошо знакомые с туземным языком, обычаями и предрассудками, лучше всего из нацменок. Санитарно — и культурно-просветительская работа с установкой на раскрепощение женщины должна быть положена в основу деятельности консультации.»

И потекли ручейки повитух вместе с кулачками, казачками, жёнами офицеров и интеллигенцией в места не столь отдалённые. Всё это конечно же прикрывалось неустанными заботами о здоровье народа. Говорились высокопарные слова о недопустимости в наш просвещённый век заниматься родовспоможением невежественным людям. И мотали безвинные женщины срок. И нельзя было на Руси рожать детей иначе, кроме как под заботой любимых акушеров. Оставшиеся на свободе под страхом тюрьмы и лагерей вынуждены были прекратить свою исконную работу, ведшуюся многими поколениями до этого. И лишь современные профессора, «прогрессивные» медики способны положительно оценивать то зло, которое было причинено нашему многострадальному народу, обречённому ныне на вымирание. Только профессор Евгений Алексеевич ЧЕРНУХА в приватной беседе смог сказать, что «Домашние роды — это МРАКОБЕСИЕ». Хорошо, что он это сказал. Так определяются жизненные позиции человека. Может быть позицию «гуманиста» БЛОШАНСКОГО, ни в грошь не ставящего физиков и сантехников и следующего доктрине ШТАЛЯ, следует назвать МРАКОБЕСИЕМ?

Гуманность советского медика, врача-акушера, пошла ещё дальше. Известны многочисленные случаи, когда жёнам репрессированных, если они были беременны, настоятельно советовали делать аборты. Порой давление было не только сильным моральным, но и физическим, то есть аборт производился Насильно. Это делали ваши предшественники, сударь Блошанский!!! Именно о том периоде нашей смутной истории говорит и Александр Исаевич СОЛЖЕНИЦЫН в своём романе «Архипелаг ГУЛАГ» (Собрание сочинений в 7 тт., т. 5, стр. 149).

«Мы какие знаем права: заявка на починку обуви; к врачу. Но вызовут к врачу — не обрадуешься, там тебя особенно поразит эта лубянская механичность. Во взгляде врача не только нет озабоченности, но даже простого внимания. Он не спросит: «На что вы жалуетесь?», потому что слишком много слов, да и нельзя произнести эту фразу без интонации, он отрубит: «Жалобы?». Если ты слишком пространно начнёшь рассказывать о болезни, тебя оборвут. Ясно и так. Зуб? Вырвать. Можно мышьяк. Лечить? У нас не лечат. (Это увеличило бы число визитов и создало обстановку как бы человечности.)

Тюремный врач — лучший помощник следователя и палача. Избиваемый очнётся на полу и слышит голос врача: «Можно ещё, пульс в норме». После пяти суток холодного карцера врач смотрит на окоченелое голое тело и говорит: «Можно ещё». Забили до смерти — он подписывает протокол: смерть от цирроза печени, инфаркта. Срочно зовут к умирающему в камеру — он не спешит. А кто ведёт себя иначе — того при нашей тюрьме не держат. … И таким образом «лечились» миллионы людей.»

А не грех бы напомнить, что ещё ПАРАЦЕЛЬС говорил, что «врач не может быть ни мучителем, ни палачом, ни слугой палача».

Именно тогда произошло разделение медиков на два лагеря. Медики, работающие при лагерях, тюрьмах и т. д., были подчинены правоохранительным органам с тем, чтобы даже формальное подчинение Минздраву не давало бы им право защищать заключённых. Получив гуманную профессию, медик становился если не сам садистом и губителем здоровья, то активным участником этого.

Далее. В Советском Союзе аборты были запрещены с 1936 до 1955 года. Гуманно по отношению к детям? Да. Но смотрите. Можно ли гуманность достичь запретительными мерами? Нет, ни в коем случае. Делались подпольные аборты. Нелегальные операции приводили врачей и пациенток на скамью подсудимых. Дикость, варварство. Я имею ввиду Постановление ЦИК и СНК ССР от 27.06.1936 года о запрещении абортов. О каждом случае производства преступного аборта работники лечебных учреждений Обязаны сообщать прокурору не позднее 24 часов после того, как это ими установлено или стало известно. И занялись ряды достославных советских медиков «писательским» трудом. Кто в силу обязанностей, кто в силу внутренней уверенности в собственной правоте, а кто и в силу того, что это было созвучно их психологии, их внутреннему мироощущению. Но, став легальными, аборты в России превратились в настоящую эпидемию, и многие женщины идут на эту операцию с такой же лёгкостью, с какой вырывают зуб или удаляют занозу. И это тоже дикость и варварство. Может быть, в области ракетостроения и балета Россия уже не «впереди планеты всей», но по количеству абортов на женскую душу населения мы упорно держим первое место в мире (второе и третье место занимают Румыния и Китай). У нас на тысячу женщин от 15 до 45 лет приходится 99 абортов в год. Что своего рода печальный рекорд. А в Голландии и Дании — только пять, и это тоже рекорд — но иного свойства. О чём и пишет журнал «КОСМОПОЛИТЕН» в сентябре-октябре 1994 года на стр. 94. В общем сплошная аппология аборта.

И это тоже всё ваши коллеги и предшественники, сударь Блошанский. Ваши «родственные души».

Пойдём немного дальше по истории. Времена Хрущёва, 1962 год. Время окончания недолгой «оттепели». Именно тогда советские «правоохранительные» органы и КГБ начали заключать инакомыслящих в психиатрические заведения. Вспомним трагическую судьбу генерала Григоренко — мятежного критика советских порядков несколько раз объявляли помешанным, пока не отняли у него жизнь. В царствование Брежнева практика нарушения прав человека приобрела планомерный характер, при сём лицемерно говорилось о соблюдении хельсинских принципов свободы личности. (Например, Сахаров и Солженицын) Спецпсихбольницы были в ведении МВД по-прежнему, и «органы» (столь «компетентные» в медицине ) решали вопросы неотложной госпитализации.

В 1977 году на Всемирном конгрессе психиатров (а проходил он на Гавайях, в Гонолулу) была принята резолюция, призванная образумить нашу систему. Организаторам конгресса хотелось внести в работу научного форума ноту политического содержания. Американские психиатры обвинили Советский Союз в преследовании любого инакомыслия. Большинством голосов конгресс предложил считать психиатрические лечебницы в СССР замаскированными тюрьмами для неугодных режиму лиц. Наши «врачи», подчёркивала резолюция, не столько лечат «больных», сколько стараются сломить здоровых, но критикующих советскую власть людей. Так Конгресс — 77 был использован для психологического нажима на нашу страну. Но пришлось ждать более десяти лет, пока спецпсихушки не были отняты у МВД и переданы Минздраву. Об этом можно почитать в послесловии Юрия Петровича ТЮРИНА к книге Энтони БЁРДЖЕСС «Заводной апельсин» и Кена КИЗИ «Над кукушкиным гнездом» (издательство «Патриот», Москва, 1993 г).

В Советском Союзе судебная психиатрия в лице «психиатров» тюремных психиатрических больниц МВД СССР и Института им. Сербского была содержанкой всемогущих органов безопасности и их политических боссов. Нам уже известно, что политическим противникам советского строя диагнозы ставились исходя из необходимости изоляции их от общества. Отправной точкой самых невероятных по своей лживости диагнозов и заключений становились какие-то общие психопатические проявления личности испытуемых.

Практически все акты психиатрической экспертизы «политических», данные Институтом им. Сербского, вызывают несомненное недоверие по двум причинам: элементарная беспринципность, «верность долгу» или личная трусость психиатров-экспертов, состоящих на службе КГБ СССР, и изолированность от чужого глаза действа экспертизы, когда можно было в заключении написать такие категории расстройства души, какие испытуемому вовек не были присущи.

В 50-60 годах началось трагическое перерождение психиатрии в СССР, в результате которого была подведена теоретическая база под психиатрические репрессии и целое поколение врачей автоматически определяло невменяемыми людей с психическими заболеваниями, особенно часто ставился диагноз «шизофрения». Подобное решение сразу влекло за собой список ограничения в профессиональных возможностях и вообще в дееспособности.

Начавшийся в СССР с 1985 года процесс демократизации государственнных и общественных отношений, сопровождавшийся разоблачением и осуждением бесчисленных преступлений, совершённых большевистско-советским тоталитарным режимом, признанием международных юридических норм по правам человека, повлекшим за собой освобождение из мест заключений сотен тысяч инакомыслящих, властно потребовал слома тайного зловещего механизма карательной психиатрии, решительного пересмотра советской психиатрической доктрины, согласно которой психиатрический диагноз стал социальным клеймом, ограничивал права лиц, страдавших психическим расстройством и лиц, которым диагноз «невменяем» был поставлен в угоду политическим амбициям власть предержащих.

ЦК КПСС и советское правительство ясно отдавали себе отчёт в том, что продолжению негуманной практики использования психиатрии, идёт вразрез с их заявлениями о стремлении СССР к интеграции в мировое сообщество. Этому следовало положить конец. Тем более что соблюдение прав человека в области психиатрии было одним из условий держав Запада для снятия экономических санкций с СССР.

Пришлось в 1988 году передать в ведение Минздрава СССР 16 психиатрических больниц специального типа МВД СССР, а 5 из них вообще ликвидировать. Пришлось также снять с психиатрического учёта 776 тысяч пациентов.

Сознательно до сих пор не создаётся правдивая история советской карательной психиатрии с обозначением в ней места, роли и персональной ответственности конкретных психиатров. Без признания вины, без покаяния перед своим многострадальным народом невозможно развитие современной гуманитарной психиатрии, следование этическому кодексу, основанному на клятве Гиппократа и Нагорной проповеди Иисуса Христа. (Подробнее см. книгу одного из бывших руководителей Комитета по делам архивов правительства Российской Федерации, ныне консультанта Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте А. С.ПРОКОПЕНКО «Безумная психиатрия. Секретные материалы о применении в СССР психиатрии в карательных целях», Москва, издательство «Совершенно секретно», 1997 год).

«Иные наследники советской карательной психиатрии, вопреки российскому законодательству, законам Божьим, берут на себя сатанинскую ответственность за «здоровье» российского общества, когда агрессивно стерилизуют психически больных женщин, как например, в Ангарском психо-неврологическом интернате. И это варварство атеистов-врачей происходит на исходе второго тысячелетия человеческой цивилизации!» (Специальный выпуск «Право на свободу» газеты «Хорошие новости», июль 1998 года) И ведь стерилизуют их, понятно, не ущербные в своих профессиональных заблуждениях психиатры, а самые что ни на есть практические акушеры-гинекологи, просто-напросто нарушающие клятву, дававшуюся на заре их профессиональной деятельности.

Как вам хочется быть на этих «медиков» похожим. Вам снятся лавры Герострата, палящего родной дом. Врачи-психиатры ведь не шпионские школы ЦРУ заканчивали, а наши родненькие советские медвузы. Они также «принимали клятву Гиппократа», чтобы затем без особых угрызений совести или чего-либо похожего на неё выносить медицинские вердикты «специалистов с медицинским образованием» безвинным здоровым людям, деля всех на правых и неправых, на «живых и мёртвых». Но рассудят всех только Время и История. Так как же у Вас хватает научной смелости быть столь безапелляционно категоричным в своих убеждениях, более свойственным средневековой догматической инквизиции?

Где были Вы, сударь Блошанский, вместе с Вашим пафосом, когда грянул Чернобыль? Нет, извините, я не думаю, что Ваше место должно было быть на крыше повреждённого 4-го энергоблока станции. Ваше место было в тиши кабинетов. Именно там, в этой сумрачной тиши и было принято эпохальное решение об отмене существовавших предельно допустимых доз радиоактивного облучения. Приняты были Временные нормы (в десяток раз превышающие ранее введённые и научно обоснованные, видимо до тех пор, пока повышенный фон не исчезнет ). Они существуют и до сих пор. Хотя мы уже и знаем, что нет нижнего порога радиационного воздействия. Можно подумать, что у ликвидаторщиков аварии не должно быть в последствии детей. Интересы корпоративных интересов руководства и Минздрава СССР, не заинтересованных в «лишнем» расселении народа из зон с высоким уровнем радиации (Это потребовало бы дополнительных материальных затрат), стали для Вас превыше профессиональных знаний медика. Можно согласиться, что не Вы конкретно ставили свою подпись. Но чтобы Вы об этом не знали — уж увольте. И кто же тогда, как не ваши коллеги, подписывал приказы для ВТЭКов «не ставить выявленные заболевания в прямую зависимость от пребывания в зоне Чернобыля»? Всё это и многое другое вы можете почерпнуть из книги Аллы ЯРОШИНСКОЙ, журналиста, в перестроечное время депутата СССР, ныне члена президентского совета, «Чернобыль. Совершенно секретно.» (выпущенной издательством «Другие берега», Москва, 1992 год, 576 страниц). Это стало известно после рассекречивания архивов разогнанной компартии.

«Приложило свою руку к удушению гласности последствий аварии и Министерство обороны СССР. Вот ещё один документ. (См. стр. 56 книги ЯРОШИНСКОЙ)

Разъяснение центральной военно-врачебной комиссии МО СССР от 8.07.87 г. № 205.

1. К числу отдалённых последствий, обусловленных воздействием ионизирующего облучения и находящихся в причинно-следственной связи с ним, следует считать: лейкемия или лейкоз через 5-10 лет после облучения в дозах, превышающих 50 рад.

2. Наличие острых соматических расстройств, а также признаков обострения хронических заболеваний у лиц, привлекавшихся к ликвидации последствий аварии и не имеющих ОЛБ (острую лучевую болезнь), не должно ставиться в причинную связь с воздействием ионизирующего облучения.

3. При составлении свидетельств о болезни на лиц, ранее привлекаемых к работам на ЧАЭС и не перенёсших ОЛБ, в пункте 10 не отражать факт привлечения к указанным работам и суммарную дозу облучения, не достигшую степени ЛБ.

Начальник 10-й ВКК полковник медицинской службы БАКШУТОВ.»

Как стало известно и то, например, что когда умер полковник ВОДОЛАЖСКИЙ, одним из первых летавших над реактором на вертолёте, в карточке учёта доз, набранных над реактором, врачи ему записали… семь бэр. На самом деле их было шестьсот! Когда он получил запредельную дозу, должен был уйти, немедленно эвакуироваться, но остался и обучил ещё тридцать три экипажа. Теперь он — герой России, похороненный на белорусской земле, в деревне Жуков Луг.

Но почему я акцентирую именно связь радиоактивного заражения с акушерством? Есть ли здесь связь? Есть. И акушер такого ранга как Блошанский Это знает уже в силу своей профессиональной компетентности. Другим же врачам остаётся лишь констатировать.

«Давно не вижу счастливых беременных женщин… Счастливых мам…

Вот она только родила. Пришла в себя… Зовёт: «Доктор, покажите мне! Принесите!» Трогает головку, лобик, тельце. Пальчики считает… На ногах, на ручках… Хочет удостовериться: «Доктор, у меня нормальный ребёнок родился? Всё хорошо?» Принесут его кормить. Боится: «Я недалеко от Чернобыля живу… Я туда к маме ездила… Я под тот чёрный дождь попала…»

Сны рассказывают: то телёночка родила с восемью ножками, то щенка с головой ёжика… Такие странные сны. Раньше таких снов у женщин не было. Я не слышала. У меня тридцать лет акушерского стажа…» (Из воспоминаний врача Тамары Васильевны БЕЛООКОЙ)

«Мы ждали первенца. Муж хотел мальчика, а я — девочку. Врачи уговаривали меня: «Надо решиться на аборт. Ваш муж был в Чернобыле». Он — шофёр, и его в первые дни туда призвали. Возил песок. Я никому не верила.

Ребёночек родился мёртвый. И без двух пальчиков. Девочка. Я плакала. «Ну, пусть бы у неё хотя бы пальчики были. Она же — девочка».

Всё это опубликовано в книге Светланы АЛЕКСИЕВИЧ «Чернобыльская молитва (Хроника будущего)», Москва, издательство «Остожье», 1997 год, стр. 126-130.

Это преступление по Умолчанию. Лживости «наукообразных» блошанских нет предела.

«Повлияла ли авария на Чернобыльской АЭС на здоровье детей, особенно тех, которые родились после случившегося у женщин, эвакуированных из 30-километровой зоны? — В середине 1987 года медики уже имели данные о здоровье тысячи детей, родившихся после аварии у родителей, эвакуированных из 30-километровой зоны. Они и в самом деле причинили акушерам некоторые хлопоты. Дело в том, что их средний вес оказался больше обычного — около 4 кг. Но это в первую очередь связано с тем, что будущие мамы сразу же после аварии на ЧАЭС были взяты под медицинский контроль, помещены в стационары, где усиленно питались. Изменение образа жизни, режима питания и привело к богатырскому весу малышей. К настоящему времени у лиц, находившихся во время аварии на территории Чернобыльской АЭС и пострадавших от радиационного излучения, родилось несколько детей. За ними ведётся постоянное наблюдение, и их самочувствие пока не вызывает опасений.» (Книга «Чернобыль: события и уроки» вопросы и ответы, Москва, издательство политической литературы, 1989 год, стр. 192-193, книга выпущена безликим коллективом авторов: ВОЗНЯК В. Я., КОВАЛЕНКО А. П., ТРОИЦКИЙ С. Н. под общей редикцией ИГНАТЕНКО Е. И.)

А как быть с этим: «Я — детский врач. У детей всё иначе, чем у взрослых. У них, например, нет понятия, что рак — это смерть. Этот образ у них не возникает. Они всё о себе знают: диагноз, название всех процедур, лекарств. Знают больше, чем их мамы. Мне кажется, что когда они умирают, у них такие удивлённые лица… Лежат с такими удивлёнными лицами…» (Стр. 133, АЛЕКСИЕВИЧ)

И с этим:

«Моя девочка… Она не такая, как все… Вот она подрастёт, и она меня спросит: «Почему я не такая?»

Когда она родилась… Это был не ребёнок, а живой мешочек, зашитый со всех сторон. Ни одной щёлочки. Только глазки открыты. В медицинской карточке записано: «девочка, рождённая с множественной комплексной патологией: аплазия ануса, аплазия влагалища, аплазия левой почки»… Так это звучит на научном языке, а на обыкновенном: ни писи, ни попки, одна почка… Я несла её на второй день на операцию, на второй день её жизни… Она открыла глазки, словно и улыбнулась, а я сначала подумала, что хочет заплакать… О, Господи, она улыбнулась! Такие, как она, не живут, такие сразу умирают. Она не умерла, потому что я её люблю. За четыре года — четыре операции. Это единственный ребёнок в Беларуси, выживший с такой комплексной патологией. Я её очень люблю. (Останавливается.) Я никого больше не смогу родить. Не осмелюсь. Вернулась из роддома: муж поцелует ночью, я вся дрожу — нам нельзя… Грех… Страх… Слышала, как врачи между собой говорили: «Девочка не в рубашке родилась, а в панцыре. Показать по телевизору, ни одна мать не рожала бы». Это они о нашей девочке… Как нам после этого любить друг друга?!

Ходила в церковь. Рассказала батюшке. Он говорит, что надо отмаливать грехи свои. Но в нашем роду никто никого не убил… В чём я виновата? Сначала наш посёлок хотели эвакуировать, а потом вычеркнули из списков: не хватило у государства денег. А я в это время полюбила. Вышла замуж. Я не знала, что нам здесь нельзя любить… Много лет назад моя бабушка читала в Библии, что наступит на земле время, когда всего будет в изобилии, всё будет цвести и плодоносить, в реках станет полно рыбы, а в лесах зверя, но воспользоваться этим человек не сможет. Он не сможет и породить себе подобного, продлить бессмертие. Я слушала старые пророчества, как страшную сказку. Не верила. Расскажите всем о моей девочке. Напишите. В четыре года она поёт, танцует, читает наизусть стихи. У неё нормальное умственное развитие, она ничем не отличается от других детей, у неё только другие игры. Она не играет в «магазин», «в школу», она играет с куклами «в больницу»: делает им уколы, ставит градусник, назначает капельницу, кукла умирает, — накрывает её белой простынёй. Четыре года мы с ней живём в больнице, её нельзя оставить там одну, и она не знает, что жить надо дома. Когда забираю её на месяц-два домой, спрашивает: «А мы скоро вернёмся в больницу?» Там у неё друзья, они там живут, растут. Ей сделали попку… Формируют влагалище… После последней операции полностью прекратилось мочеиспускание, катетор вставить не удалось — нужно ещё несколько операций. Но дальше советуют оперироваться за границей. А где нам взять десятки тысяч долларов, если муж получает сто двадцать долларов в месяц? Один профессор, по секрету, посоветовал: «С такой патологией ваш ребёнок представляет большой интерес для науки. Пишите в зарубежные клиники. Их должно это заинтересовать». И я пишу… (Старается не заплакать). Я пишу, что каждые полчаса приходится выдавливать мочу руками через точечные отверстия в области влагалища. Если это не делать, откажет единственная почка. Где ещё в мире есть ребёнок, которому каждые полчаса надо выдавливать мочу руками? И сколько это можно выдержать? Никто не знает воздействия малых доз радиации на человека, на детский организм. Возьмите мою девочку, пусть для опытов… Я не хочу, чтобы она умерла… Я согласна, чтобы моя девочка стала подопытным лягушонком, подопытным кроликом, только бы она выжила. (Плачет) Десятки писем написала… О, Господи!

Пока она не понимает, но когда-нибудь нас спросит: почему она не такая, как все? Почему её не сможет полюбить мужчина? Почему ей нельзя родить ребёнка? Почему у неё никогда не произойдёт то, что происходит у бабочки… у птицы…у всех, но только не у неё… Я хотела… Я должна была доказать… Чтобы… Я хотела получить документы… Чтобы она выросла и узнала: это не мы с мужем виноваты… Не наша любовь… (Снова старается не заплакать.) Четыре года воевала… С врачами, с чиновниками… Стучалась в высокие кабинеты… Только через четыре года мне выдали медицинскую справку, подтверждающую связь ионизирующей радиации (малых доз) с её страшной патологией. Мне отказывали четыре года, мне твердили: «Ваша девочка — инвалид детства». Какой же она инвалид детства? Она — инвалид Чернобыля. Я изучила своё родословное древо: не случалось у нас в роду такого, до восьмидесяти-девяноста лет все жили, мой дедушка — до девяносто четырёх. Врачи оправдывались: «У нас — инструкция. Подобные случаи мы пока должны оценивать, как общее заболевание. Вот через двадцать-тридцать лет, когда накопится банк чернобыльских данных, начнём связывать болезни с ионизирующей радиацией. А пока медицине и науке об этом мало что известно». Но я не могу ждать двадцать-тридцать лет. Хотела подать на них в суд… На государство… Меня называли сумасшедшей, смеялись, мол, такие дети рождались и в Древней Греции. Один чиновник кричал: «Чернобыльских льгот захотела! Чернобыльских денег!» Как я не потеряла сознание в его кабинете…

Они не могли понять одного… Не хотели… Мне надо было знать, что это не мы с мужем виноваты… Не наша любовь…(Не выдерживает. Плачет.)

Это девочка растёт… Всё равно девочка… Не хочу, чтобы называли фамилию… Даже соседи наши… На одной лестничной площадке всего не знают. Надену ей платьице, заплету косичку: «Катенька ваша такая красивая», — говорят они мне. А сама я так странно смотрю на беременных женщин… Как будто издали… Из-за угла… Не смотрю, а подсматриваю… Во мне смесь разных чувств: удивления и ужаса, зависти и радости, какой-то даже мстительности. Как-то словила себя на мысли, что с тем же чувством смотрю на беременную соседскую собаку… На аистиху в гнезде…

Моя девочка…»

Это монолог Ларисы З., матери (Стр. 76-79, Светлана АЛЕКСИЕВИЧ)

«В нескольких сёлах измерили щитовидку взрослым и детям: в сто, в тысячу раз выше допустимой дозы. Была у нас в группе женщина. Радиолог. С ней случилась истерика, когда увидела, что дети сидят в песке, играют. Проверили грудное молоко — радиоактивное…» (Стр. 146)

«Уже два года скитаемся мы с моим мальчиком по больницам. Ни читать, ни слушать о Чернобыле не хочу. Я всё видела…

Маленькие девочки в больничных палатах играют в «куклы». Куклы у них закрывают глаза, куклы умирают.

— Почему куклы умирают?

— Потому что это наши дети, а наши дети жить не будут. Они родятся и умрут.

Моему Артёмке семь лет, а на вид ему дают пять.

Закроет глаза, и я думаю, что уснул. Заплачу: он же не видит.

А он — отзывается:

— Мама, я уже умираю?

Заснёт и почти не дышит. Я стану перед ним на колени… Перед кроваткой…

— Артёмка, открой глаза… Скажи что-нибудь…

«Ты ещё тёпленький…» — думаю про себя.

Откроет глаза. Опять заснёт. И так тихо. Как умер.

— Артёмка, открой глазки…

Я не даю ему умереть…» (Стр. 134)

«Недавно в газетах опубликовали, что в девяносто третьем году только у нас, в Белоруссии, женщины сделали двести тысяч абортов. Основная причина — Чернобыль. Мы уже везде живём с этим страхом…» (Стр. 153)

«Население получало дозы в десятки тысяч раз больше тех, что получают солдаты, охраняющие районы испытаний ядерных бомб. Ядерные полигоны. В десятки тысяч раз!» (Стр. 186)

И вся эта официальная ложь, замалчивание трагедии пишется в то время, когда уже погибли первые дети у жён мужественных пожарных, тушивших ЧАЭС.(Начало книги Светланы АЛЕКСИЕВИЧ настолько страшное, что не поднимается рука Повторить Уже раз написанное). Сейчас столько публикаций о влиянии повышенных доз радиации на генетический аппарат новорождённых, что складывается впечатление будто бы мы живём на другой планете. Той планете, где нет подобных «писателей», не имеющих дара предвидения заглянуть дальше собственного носа, а вещающих лишь о благополучии во всех делах. Такие попытки «успокоить» общественное мнение оборачиваются людским горем. Для чего же тогда существует радиационная медицина, если руководящие медики напрочь вдруг забывают об отдалённых (на целых девять месяцев!) последствиях облучения?

Где начальству нужно — там Вы молчите, а где Вам дают волю, там Вы готовы «защитить» всех беременных от домашних родов. Если Вы не готовы защищать грядущие поколения России, то как Вы можете должным образом защитить сиюминутные роды? В своё время Главный врач Санэпиднадзора в передаче ТВ «Планета здоровье» 4-го канала от 12.10.95 года сказал: «Россия является самой облучаемой нацией в мире», добавив при этом «На нашем горьком опыте научатся другие». Во многом благодаря действиям таких блошанских весь мир и будет учиться, становясь мудрее, на нашей крови и на нашем горе. И это необходимо предать гласности.

Как стал достоянием гласности тот факт, что, исходя из экономических соображений (ведь не пропадать же добру в конце концов!!!), мясо радиоактивного скота из зоны Чернобыля развозилось тайком по городам и весям нашей необъятной родины и втихаря Добавлялось в колбасу и прочие мясопродукты, однако с таким условием, чтобы колбаса с повышенной радиоактивностью соответствовала бы Временным нормам загрязнения. То есть попросту смешивалась с «чистым» мясом.

«… Чтобы не допустить большого суммарного накопления радиоактивных веществ в организме людей от употребления загрязнённых продуктов питания, Минздрав СССР рекомендует максимально рассредоточить загрязнённое РВ мясо по стране и использовать его для выработки колбасных изделий, консервов и мясных полуфабрикатов в соотношении один к десяти с нормальным весом. …» Это из предложений Госагропрома, направленных в ЦК КПСС в августе 1986 года.

Вот что вспоминает директор ВНИИ сельскохозяйственной радиологии и агроэкологии (Обнинск) Рудольф Михайлович АЛЕКСАХИН (газета «Труд-7» от 24.04.1998 года, стр. 9, статья журналистки Ольги ПАРФЁНОВОЙ «Радиоактивная колбаса» с подзаголовком «И 12 лет спустя мы едим загрязнённые Чернобылем продукты»)

«В Гомельской области, например, каждый третий литр молока был «грязным», каждый десятый килограмм мяса превышал ВДУ — временно допустимый уровень содержания радионуклидов. Уничтожать всё или попытаться по возможности очистить? Не без споров и не без сомнений мы все — практики, цчёные, гигиенисты — пришли к выводу, что, уничтожив «грязное» молоко и мясо, мы больше потеряем, чем выиграем. Это просто нерационально. Да и годы были бедные, дефицит всего: колбаса, масло — по карточкам, мясо — только на рынках, консервы — в «заказах».

Проблема «грязного» молока была решена моментально: мы переработали его на масло. Цезий при этом в основном уходит в сыворотку. С мясом оказалось сложнее. Решили разбавлять один к десяти и пустить на колбасу.»

«Я сохранила много инструкций… Совершенно секретных… Я все их вам отдам… Напишите честную книгу… Инструкция по обработке заражённых куриных тушек… В цехе по их обработке требовалось быть одетым, как на загрязнённой территории при контакте с радиоактивными элементами: в резиновых перчатках и резиновых халатах, сапогах и прочее. Если там столько-то кюри, надо поварить в солёной воде, слить воду в канализацию, а мясо добавить в паштеты, колбасы. Если столько-то кюри — в костную муку, для корма скоту… Так выполнялись планы по мясу.» (стр. 187, АЛЕКСИЕВИЧ) Этой колбасой кормили нас и наших будущих детей. Медик не останется теперь без работы!

В то время щитовидка была идеальным дозиметром на радиоактивное облучение. С тех пор повелось брать анализы на гипотериоз у младенцев (вместе с анализом на ФКУ). Вы бы чуть раньше подсуетились! Бесполезно после драки руками махать.

А вся страна наглоталась радиации в такой степени, что с тех пор и наблюдается вспышка генетических аномалий у рождающегося поколения. Того самого, о здоровье и благополучии которого Вы и должны вроде бы печься в силу профессиональных медицинских и административных обязанностей. Но Вы не сделали этого. Мне стыдно, что Ваша должность администратора от гинекологии и акушерства заслонила Вашу честность профессионала. Да, полноте, а была ли честность у Блошанского изначально? Я думаю, что нет. Сколько можно говорить о профессиональной честности, о высоких моральных качествах, когда даже в годину страшного лихолетья он отвернулся от своего народа?

Справка. Юрий Миронович БЛОШАНСКИЙ, 1924 года рождения. Доктор медицинских наук, профессор. В должности главного акушера — гинеколога города Москвы с 1963 года. На свою должность выбился по партийной линии, смело и откровенно заглядывая в рот начальству. Оно это любит и награждает своих прихлебателей. Поныне действует методами, которые уже неоднократно были осуждены и признаны порочными самой Историей.

«Да разве наша власть нуждается в талантливых людях? Номенклатурная среда выталкивает из себя всех честных и талантливых.» (А. СОЛЖЕНИЦЫН «Россия в обвале», Москва, «Русский путь», 1998 год, Стр. 11)

Точно знаю: в сущности талант, если он от Бога, любой власти не нужен. Она его боится. Он к мысли зовёт и нарушает равновесие. А посредственность не в силах это сотворить. Поэтому она с такой лёгкостью и занимает место под солнцем.

АКУШЕР — ГИНЕКОЛОГ ОБЯЗАН был пытаться помешать этому преступлению против собственного народа. НЕ СТАЛ. В результате многолетних гонений на генетику, современный врач не воспитывается Генетически находить связь между облучением и пороками развития. Врачу легче не переступать за рамки должностных инструкций и ведомственных интересов, чем отстаивать интересы облучаемого населения.

После распада Советского Союза «Генеральная прокуратура Украины летом 1993 года наконец официально признала виновными в замалчивании Чернобыльской правды высокопоставленных бонз коммунистической Украины — первого секретаря ЦК КПУ ЩЕРБИЦКОГО (признан виновным посмертно), председателя ВС УССР ШЕВЧЕНКО, начальника гражданской обороны ЛЯШКО, министра здравоохранения РОМАНЕНКО. А Москва до сих пор молчит, иначе придётся ей «сдать» тех же самых начальников, которые и сегодня у нас командуют.» Я позволил себе в очередной раз цитату. На этот раз из книги Георгия ВАЧНАДЗЕ «Военные мафии Кремля», выпущенной в Москве в рамках международного исследовательского проекта «ИТОГИ. Анализ и прогноз событий в России» издательством «Книга, лтд» при участии издательства «Блау Хернер Ферлаг», Марбург, ФРГ, в 1994 году, стр. 272. Именно министр здравоохранения А. Е.РОМАНЕНКО на майском (1989 год) Пленуме ЦК Компартии Украины вещал:

«Со всей ответственностью могу сообщить, что, кроме тех, кто заболел, которых 209 человек, сегодня нет людей, заболеваемость которых можно или необходимо связывать с действием радиации». (Книга Аллы ЯРОШИНСКОЙ, стр. 142)

Та же мотивировка и у БЛОШАНСКОГО: «Со всей ответственностью заявляю: рожать в воде — чревато для жизни матери и ребёнка».

Раз Вы Ответственны, Ну так и получите это письмо!

Их много, серостей, не щадящих людского здоровья.

Взяли да законодательно и уменьшили число пострадавших от Чернобыля, в одночасье объявив больных здоровыми. Это легче сделать, чем их лечить!

Вот что, например, говорил заместитель директора Института биофизики академик Л. А.БУЛДАКОВ на парламентских слушаниях 18 июля 1989 года:

«В течение трёх лет постоянно, систематически мы следили за здоровьем людей. Не удалось, к счастью, зафиксировать ни одной формы лучевой болезни. …Мы приходим к выводу, что существенной разницы у лиц, живших на территории следа и вне её, не существует. …Значит, разницы между зоной следа и областями никакой. …Уровни воздействия, которые создались в результате катастрофы, таковы, что удалось избежать заболеваний в раннем и наиболее чувствительном возрасте». (Книга ЯРОШИНСКОЙ, стр. 169)

В газете «Правда» от 25 августа 1989 года вторит ему и профессор В. А.КНИЖНИКОВ:

«Нам не удалось выявить зависимость между облучением и детской смертностью, появлением аномалий у потомства, увеличением злокачественных образований…»

Такова была засекреченная правда. А на заражённых радионуклидами полях продолжали (и продолжают) пахать и сеять, собирать радиоактивные урожаи, пасти на цезиевых лугах коров и овец, растить на фермах свиней. И всё это шло (и идёт) к нашему столу. Радиоактивные грибы, картофель, мясо отправлялись (и отправляются) во все уголки страны. Даже в черноморские здравницы. Мол, пусть поправляются на здоровье. Радиация развозилась и развозится по сей день бесконтрольно по всему Отечеству. А официальная медицина нас всех обвинила в том, что мы больны, да, радиофобией. Утверждавшие об этом профессора, между тем, приезжая из Москвы в зону, привозили с собой в целлофановых пакетах куриное мясо и минеральную воду, которой ополаскивали здесь даже руки. А местных жителей уверяли, что никакой опасности нет. Единственное, перед тем, как жечь в сельских печках радиоактивные дрова, рекомендовали их… мыть. И это не анекдот. Это было действительно, на самом деле.

И пишет «Комсомольская правда» в № 14 (21748) от 24.01.98 года: «Чернобыль сегодня: 126 тысяч человек, погибших от радиации, 10 млн людей, пострадавших от катастрофы, 50 тысяч квадратных километров украинской земли заражено продуктами полураспада.»

Да, и не только в прямом радиационном воздействии на детский организм трагедия. В статье «Ещё один удар Чернобыля» («Известия» от 03.10.97 года) говорится о том, что радиация поражает не только сердце и кровь, но и мозг человека. У него развивается «Чернобыльское слабоумие» Уже сейчас врачи обнаружили 6000 таких малышей, и эта цифра не окончательная.»

«Количество часто болеющих детей в течение первого года жизни 61,6% — Новозыбковский район и 32,2% — контрольный Волоколамский район. (стр. 312)

Отмечается заметный рост дисбактериозов у детей 1-го года жизни в районах с радиоактивным загрязнением. Новозыбковский — в 2,2 раза. (стр. 313)»

Подробнее об этой проблеме можно познакомиться в монографии «Репродуктивное здоровье женщины и потомство в регионах с радиоактивным загрязнением (последствия аварии на ЧАЭС)» под ред. академика МАИПТ, проф. М. В.ФЁДОРОВОЙ, Москва, «Медицина», издательский дом «Парад», 1997 год. Где сказано, что «реализация репродуктивной функции у женщин, проживающих в радиационно загрязнённых районах, проходила с большим напряжением адаптационных возможностей.»

Да, родоначальник «русского метода» домашних родов в воде Игорь Борисович ЧАРКОВСКИЙ «не имеет никакого медицинского образования» как вы выразились. Но у него за плечами Институт физкультуры, где он изучал Спортивную медицину И знает, что такое нормальная физиология человека. До сих пор роды всегда относились к нормальной физиологии человека и никак иначе. Но тогда, в восьмидесятых годах благодаря вашим доносам против этого светлого Человека было возбуждено уголовное дело. Дело пришлось приостановить лишь благодаря вмешательству международной общественности и правозащитным организациям. Американский калифорнийский университет «СЪЕРРА» присвоил Игорю Борисовичу ЧАРКОВСКОМУ звание Почётного доктора за выдающиеся заслуги в деле познания человека. Вам не удалось, Блошанский, нарушить вечный поиск этим Человеком Истины.

Может быть Вы сможете написать в Прокуратуру о том, как представителей нашего Движения вы использовали для получения финансовой помощи от американцев? Американцы были довольны, увидев духовных акушерок Москвы на конференции в Первом Мединституте, и дали деньги на развитие движения водных родов. Первый Мединститут деньги, естественно, забрал. А как же иначе? Но куда спустили эти деньги, неизвестно.

Вот что пишет по этому поводу журналист Михаил СУХОТИН в статье «Таинство рождения» в журнале «Она» в декабре 1997 года, стр. 48-50.

«Два года назад в Москве состоялась международная встреча специалистов по альтернативному акушерству. Иностранные гости привезли с собой конкретные проекты и более того — деньги на их осуществление. Речь шла о создании родильных домов семейного типа. Они совсем не похожи на обычные, в которых роды принимаются, как на конвейере. Домашний быт, знакомая обстановка, рядом — близкие… Родильные дома семейного типа широко распространены в США, Великобритании, Австрии, Германии. Нам тоже хотели в этом помочь. Деньги передали в Министерство здравоохранения и… больше ни об этих деньгах, ни о родильных домах семейного типа никто ничего не слышал.»

Втихаря целый родильный дом ушёл неизвестно куда!

Это мероприятие или акцию по одурачиванию духовных акушерок и всех беременных женщин, которые ждут — не дождутся нормальных, человечных родов, организовывала ваша остепенённая коллега Галина Михайловна ПЕРФИЛЬЕВА (тел. рабочие 248-0223, 248-0684). Пусть ей, хоть наконец, будет чего стыдиться. Ведь с американской стороны присутствовали декан и профессор школы акушерок Колледжа Нью-Рошеля Конни ВЭНС, зарегистированная медсестра, имеющая докторскую степень, член американской Академии сестринского дела. Её адрес и телефоны: Connie VANCE, New Rochelle, New York 10805, tel. (914) 654-5440, Fax. (914) 654-5994 . Вместе с ней присутствовала на конференции и Генеральный директор Ассоциации центров охраны материнства Руфь Ватсон ЛЮБИК, дипломированная акушерка, которая имеет докторскую степень, член американской Академии сестринского дела. Её адрес и телефоны: Ruth Watson LUBIC, C. N.M., Ed. D., F. A.A. N., General Director, Maternity Center Association, 48 East 92nd Street New York, N. Y., 10128, tel. (212) 369-7300.

И всё это происходило не в стародавние времена, а всего лишь 4 (четыре!) года тому назад. Спасибо за заботу о нашем здоровье, о здоровье наших детей. Время Вашего пребывания у руля власти будет вписано чёрной строкой в летопись московской медицины. Само имя Ваше станет нарицательным для людей, готовых преследовать других и лгать всем остальным во имя «здравого» смысла в их собственной интерпретации.

Нашим правдолюбцам неважно, что защищать и против чего ополчаться. Лишь бы это вызывало их праведный гнев «профессионалов», теша их самолюбие, за которым, собственно, зачастую и скрывается профессиональная пустота и амбиции. Ведь весь научный мир скорее удавится, чем предоставит сударю Блошанскому и иже с ним страницу в мировой информационной системе Internet. А вот не имеющему никакого медицинского образования автору И. ЧАРКОВСКОМУ — пожалуйста. Интернетовские адреса людей или информации по водным родам: Portal @ netcom. Com, Info @ spiritweb. Org, http// WWW. Spiritweb. Org, Webmaster @ spiritweb. Org, Jasonk @ brainmind. Com, WWW. primal-health. org, Mielita @ gha. Com, http://www. Cirp. Org/CIRP/news/cin/1994.08.14. Можно и самому поискать информацию о водных родах и связанных с ними проблемами, если взять ключевые слова: ЧАРКОВСКИЙ, Мишель ОДЕН, водные роды.

Случай патологической неправды, приключившийся с сударем Блошанским в отношении водных родов, является рядовым в целой цепочке неправд, происходивших, да и происходящих в недрах Минздрава поныне на просторах нашей страны.

Такое было и с профессором Ильей Аркадьевичем АРШАВСКИМ, чью лабораторию нормальной физиологии так благополучно разогнали, ибо нашей дорогой медицине оказалось ненужным её изучать. Иначе кого же тогда лечить будем, если все вдруг станут здоровыми?

Вы ещё не забыли его письма, там, в Минздраве? Ах, у Вас там и министр десятый сменился и министерство уже по другому кличут? Ну, а мы здесь причём? А дело было так… (Как в сказке) Только не скоро сказка сказывается. Итак, было одно письмо. Нет, не подмётное в Прокуратуру. А совсем наоборот, любимому министру, кто конечно упомнит такого.

«Министру здравоохранения РФ, академику АМН

ВОРОБЬЕВУ Андрею Ивановичу

От И. А.АРШАВСКОГО

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии