Я пишу Вам, незнакомый мне БЛОШАНСКИЙ

Вы изволили стать моим идейным врагом, чернителем дела всей моей жизни. Я Вам пишу, но не Для Вас. Вы не нуждаетесь в этой правде. А вот для других небезинтересно будет узнать, услугами каких людей им приходится пользоваться. Может быть общество по прочтении и захочет хоть что-то изменить в себе и в окружающем мире. Я не выношу на всеобщее обсуждение наших с Вами личных отношений. Но Вы позволили себе весьма нелестно отзываться о вещах, касающихся многих и многих людей. Можно сказать, о вопросе жизни и смерти. И, коль скоро Вы прилюдно изволите порочить то дело, которым мы занимаемся, то я просто вынужден придать гласности содержание данного письма. Может быть, сделав его достоянием общественности и представителей научной мысли России, удастся сдвинуть с мёртвой точки те поистине странные взаимоотношения, которые никак не складываются между официозным Минздравом и альтернативными службами. В том, что эти отношения не складываются уже многие годы, есть и доля Вашей вины, БЛОШАНСКИЙ. Но обо всём по порядку.

Уж и не знаю, как мне Вас звать-величать. Обращаться к Вам как к «товарищу» я не могу: Вы мне не товарищ даже в обращении. Использовать новомодное слово «господин» я не в состоянии, ибо Вашего господства и следующей за этим моей подчинённости по отношению к Вам я не признаю даже в мыслях. Вы «господин» только лишь по отношению к своим подчинённым. Поэтому я буду обращаться к Вам как к «сударю». Пусть это обращение позволит хоть отчасти передать ту пропасть отчуждения, которая распростёрлась между нами.

Я Вам пишу и говорю, сударь БЛОШАНСКИЙ, но слушать должны Все. И, пожалуй, это даже не письмо в его привычном понимании, не книга в форме письма. Это крик души. Так много эмоций сквозит в письме лишь потому, что Вами задевается и топчется очень дорогое — дело жизни. Это письмо не следует рассматривать как сведение счётов с одним единственным врагом. И, если Памфлет — это литературно-политическая сатира с резкими выпадами против отдельного лица или явления общественной жизни, то Вы, сударь БЛОШАНСКИЙ, можете считать это письмо Социальным памфлетом, затрагивающим лично Вас.

Комментарии запрещены.

Свежие комментарии